Книги

Победитель получает все (Диана Керимова)


Тема создана - администрация

Комментарии:

  • 2014-05-17 03:26 Имя: diana

    ИСТОРИЯ ЗАВЕРШЕНА
    0
  • 2014-05-18 15:10 Имя: diana

    Есть такая профессия – людям помогать. Моя профессия. Я психолог. Работаю в крупной компании, на коммерческой основе предоставляющей консультационные услуги по телефону. Ежедневно нам звонят сотни людей, кто-то с истерикой, кто-то с вопросом, кто-то проблемой, а кто-то так просто поговорить. Стоит это недешево, но популярность таких услуг день от дня растет. Ведь с посторонним человеком, который не видит тебя, не знает и не будет использовать полученную информацию против тебя, легче делиться сокровенным и можно рассказывать даже то, о чем самым близким порой не расскажешь. Интересная у меня работа. Такие разные люди… такие разные судьбы… жизненные истории.
    Не знаю, насколько правдива история, которую я хочу рассказать, этот вопрос не ко мне. Я всего лишь ее передам так, как я слышала. Возможно, я что-то забыла и могу допустить неточности, особенно в спортивных терминах, но в любом случае буду писать, как я помню.
    Все началось со звонка.
    0
  • 2014-05-18 18:27 Имя: diana

    Тот вечер ничем не отличался от других. Моя смена заканчивалась в 3 часа ночи. Я задержалась буквально на 5 минут, раскладывая на компе пасьянс, когда раздался звонок. «Вот черт!» - в досаде подумала я, но подняла трубку:
    - Здравствуйте, меня зовут Марианна. Чем я могу Вам помочь?
    - Доброй ночи, Марианна! - ответил мне голос с мягким кавказским акцентом. – Я Хаджимурад.
    С мужчинами всегда труднее начать разговор, чем с женщинами. Если женщины в большинстве своем практически сразу готовы рассказать о своей проблеме, то мужчины гораздо менее откровенны. Мужчину нужно разговорить, войти в доверие. Иначе он будет долго ходить вокруг да около, прежде чем перейдет к действительно волнующей его теме.
    - Очень приятно, Хаджимурад, - улыбнулась я. - У Вас легендарное имя. Насколько я помню, так звали одного из наибов имама Шамиля?
    - Да, так и есть. У вас тоже красивое имя. А кстати оно настоящее?
    - Возможно. ))
    Регламент компании, в которой я работаю, не позволяет сотрудникам называть клиентам наши настоящие имена. Поэтому я тактично ушла от ответа.
    – А Хаджимурад настоящее имя?
    - Возможно)), - передразнил меня он. – Но Вы зовите меня Мурад, так короче. С двойными именами всегда такая проблема… У Вас же тоже двойное имя. Вот интересно, сокращенное будет как? Мария или Анна?
    - Марина, - поправила я.
    - Надо же… - он вдруг осекся, казалось, задумался. – Знаете… ее тоже зовут Марина.
    - Кого ее?
    - А Вы не блондинка случайно? – проигнорировал он мой вопрос.
    - Блондинка.
    - С голубыми глазами? – продолжал он допытываться.
    - Нет, глаза серые.
    - Как у нее…
    - У кого?
    - У Марины. Она, кстати, тоже психолог. И похожа на Шерон Стоун. В фильме «Основной инстинкт». Вы смотрели?
    - Да.
    - Вот как в том фильме. Красивая, умная, хладнокровная, стопроцентная стерва. И очень сексуальная. Или мне просто такие нравятся? Хотя такие, как она, всем нравятся. Такие, как она, сразу всегда привлекают внимание.
    - Интересно, - заметила я.
    - Конечно, - усмехнулся он. - Знаете, я впервые увидел ее в спортзале. Тренировка шла своим ходом. Помню, тогда мы по очереди отрабатывали броски с переходом на удушающий. И вот как раз, когда в очередной раз упал, я увидел ее.
    0
  • 2014-05-18 18:35 Имя: diana

    У нас спортзал находился в полуподвале. Он раньше был больше, и когда-то с одной стороны были трибуны для зрителей, но потом все перестроили, трибуны убрали, но осталось что-то типа галереи. Ну, как у хоккеистов, скамейки за бортом, где запасные сидят. Вот там, на галерее она и стояла, держась за перила, повернувшись ко мне в полупрофиль. Она на меня не смотрела, взгляд ее глаз устремлен был куда-то в сторону, и я, пользуясь этим, я ее откровенно разглядывал.
    У нее были правильные черты лица, будто выточенные резцом скульптора, красиво очерченные губы. Гладкие волосы, собранные назад, открывали нежную линию шеи. Мой взгляд скользнул ниже, любуясь красивой линией груди. У нее была тонкая талия, и, наверное, фигурка точеная… Наверняка этого я не видел, мешал бортик, но мелькнула вдруг мысль: «Интересно, она в юбке или в джинсах?»
    Я хлопнул ладонью по мату – сигнал для моего партнера, чтобы тот прекратил выполнение приёма. Рамиз, мой лучший друг и спарринг-партнер, который после броска упал вместе со мной на ковер, чтобы выполнить удушающий, ослабил захват, и я смог, наконец, повернуть шею, чтобы нормально видеть ее.
    - Рома, смотри, кто это?
    - Где? А… не знаю, впервые вижу. К кому она пришла?
    Меня тоже интересовал этот вопрос.
    В этот момент к бортику подошел тренер. Они перекинулись парой слов, было видно, что явно знакомы. Марина ему улыбнулась, Мусаевич (тренер наш) тоже разулыбался… Так значит, она к нему пришла. Что их связывает?
    - Так, значит, она к нему пришла! – повторил мои мысли Рамик. – Журналистка быть может?
    Это предположение казалось правдоподобным.
    - О нем что ли будет писать?
    - Ну не о нас же, - хмыкнул Рамиз. - А он заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер России…
    - Гучаев! Алиев! – на весь зал прогремел голос тренера (это он мне и Рамизу). – Не понял вас, мужики. Че обнялись?
    Все головы повернулись на нас.
    - Гучаев, - (это он мне). – Тебе жены дома мало?
    Я встретился взглядом с Мариной… Черт!! Надо же так! Вот она на меня смотрит, а я… реально лежу на ковре, обнявшись с другим мужиком… Да что ж это! Я вскочил на ноги, раздраженный и злой. У тренера был тяжелый характер, злой язык и мерзкая привычка измываться над нами публично. Еще и жену приплел…
    Я женился четыре месяца назад, и тренер считал, что это плохо на меня повлияло. Он был уверен в том, что любовь и секс вредят спортивной карьере. Любовь тем, что сильно отвлекает, и тут я, наверное, с ним согласен. А секс тем, что впустую растрачивается энергия. Я не видел прямую связь между спортом и сексом, но так или иначе тренер был прав - я сдал за последнее время. Я сам не мог понять почему. Я был такой же, как прежде, в той же физической форме, технически делал все тоже самое, что и раньше, но получалось хуже. Чего-то не хватало. Эмоциональный настрой, внутреннее состояние было не то… Куража не хватало. Я не знаю, как это назвать, это нечто, рождающееся изнутри – особое настроение, особое состояние. И когда оно есть, ты выходишь на ковер и всех сносишь, а когда его нет… на ковре делать нечего, да и в спорте вообще делать нечего…
    0
  • 2014-05-18 20:21 Имя: diana

    Это меня беспокоило. Я знал, что такие кризисные периоды бывают у каждого. Но сейчас все казалось хуже, чем раньше. Раньше кризисы были другими, а сейчас я как будто перегорел. Не было того настроения и желания, с каким раньше шел я на тренировку, не было мотивации, сосредоточенности, концентрации… Все то, что я легко делал раньше, давалось с трудом. Надо либо брать себя в руки, либо уходить из спорта. Пятнадцать лет я убивался в спортзале. И что же теперь? Все впустую? Насчет жены Мусаевич, видимо, прав… Не фига было влюбляться, не фига было жениться… И не фига теперь пялиться на эту журналистку. К чему это привело? Я отвлекся, вместо того, чтобы тренироваться и готовиться к Чемпионату России. Опять проиграю… Тренера надо слушать. А тренер говорит, что любовь – это зло для спортсмена. Девушки либо напрягают и это плохо, либо расслабляют, и это тоже плохо. Но в любом случае, там, где появляется девушка, тренировки заканчиваются.
    «Надо брать себя в руки», - подумал я. Злой и полный решимости выжать из себя максимум, я удвоил усилия, сосредоточился на технике, выложился на физухе и концу тренировки был почти что доволен собой. И тренер, судя по тому, что начал меня называть по имени, а не по фамилии, доволен был тоже. О Марине я думать себе запретил и даже не вспоминал ни разу, даже не посмотрел в ее сторону. Но история на этом не закончилась.
    0
  • 2014-05-19 01:24 Имя: diana

    После тренировки, Мусаевич всех нас собрал, чтобы сделать, как он выразился, «небольшое объявление».
    Свое объявление начал он издалека. И смысл его речи заключался в том, что он, Мусаевич, тратит на нас свое время и силы, вкладывает в нас, неблагодарных, всю душу, больше, чем в собственных детей, радеет о наших успехах, ночами не спит, думая, как улучшить тренировочный процесс, а мы лодыри и тунеядцы, не слушаем его советов, не ценим его усилий и вместо того, чтобы вкалывать на тренировках, фигней страдаем… И что, если нам это не надо, то ему и подавно не надо… Он давно бы уже мог уйти в бизнес и не тратить на нас свои нервы…
    Речи эти были не новы, подобными измышлениями тренер нас нагружал регулярно, поэтому и сейчас слушали мы вполуха, реагируя только на конкретные фамилии и каждый из нас больше думал о том, что делает среди нас эта девушка, которая кстати тоже стояла рядом и внимательно слушала.
    Впрочем, вскоре мы это выяснили, когда устав от нотаций, тренер перешел, наконец, к сути дела, ради которого собственно нас собрал:
    - Хочу вам представить Марину Сергеевну, - он чуть отступил, сделав жест рукой в ее сторону. - Знакомьтесь, Марина Сергеевна, это Арсен, Максим… - тренер перечислил нас по именам, так быстро, что наврядли она могла запомнить, потом добавил: – Марина Сергеевна будет иногда присутствовать на наших тренировках, однако вас это не касается. Марина Сергеевна – мой личный психолог.
    Ничего себе новость! Я этого не ожидал. Впрочем, никто не ожидал.
    - Вот те на… - тихо присвистнул Макс, выразив общую точку зрения.
    - Нечаев, ты что-то сказал? – вопросительно поднял бровь тренер.
    - Ничего, Магомед Мусаевич.
    - Тогда все свободны. А… нет, - вспомнил вдруг наш наставник. - Марина Сергеевна хотела сказать пару слов.
    Марина сделала шаг вперед и начала говорить своим медовым, ласкающим слух голосом:
    - Я рада познакомиться с вами. Я слышала много хороших слов о вас от вашего тренера…
    «Интересно, каких же», - подумал я. Я лично не слышал ни разу…
    - Для меня большая честь работать с таким выдающимся тренером, как Магомед Мусаевич, - тем временем продолжала Марина, - Я сама отдала спорту 20 лет своей жизни и знаю, как тяжело даются победы, и какой адский труд стоит за каждой медалью, сколько пота это стоит и слез, как трудно порой складываются отношения спортсмена и тренера. В такие моменты особенно нужна поддержка. Для меня очень важно, если в такие моменты я чем-то могу помочь.
    « И чем же ты можешь помочь, сладкая?» - думал я, разглядывая ее стройные длинные ноги. Кстати она была в джинсах, которые приятно облегали ее изящную фигуру.
    - Вопросы есть? – спросил тренер.
    У меня лично не было.
    - Магомед Мусаевич, зачем вам психолог? – это Арсен решил выпендриться. А зря…
    Тренер тоже решил, что зря.
    - Закиров, пятьдесят отжиманий, - произнес он, не повышая голоса, и посмотрел на Арсена так, как если б тот был щенком, обгадившим его ботинки.
    Арсен покраснел, побледнел. Я прекрасно понимал в тот момент его чувства. Больше всего он бы хотел высказать все, что думает, развернуться и уйти. Но идти было некуда. У тренера, как я сказал, был тяжелый характер и злой язык. Об это многие в разное время сломались. Но те, кто оставался с ним, становились чемпионами. Ну и по-честному, надо сказать, Арсен сам напросился, нечего было умничать.
    Арс это тоже все понимал, поэтому, ни слова не говоря, начал быстро отжиматься.
    - Еще есть вопросы?
    Больше вопросов не было. Мы разошлись, убежденные в том, что в последнее время тренер, конечно, полностью озверел и ему точно нужен психолог.
    0
  • 2014-05-19 04:58 Имя: diana

    Следующие недели я часто видел Марину на тренировках. Она стояла, наблюдала, иногда делала какие-то пометки в блокноте, время от времени Магомед Мусаевич подходил к ней, и о чем-то они разговаривали. Иногда она уходила раньше, иногда оставалась после тренировки в зале, и опять же о чем-то они разговаривали. Я бы многое отдал, чтобы узнать, о чем они там говорят, и думаю, что не я один.
    Вопреки мнению тренера, что любовь это зло, Марина хорошо на меня влияла. Поначалу ее присутствие отвлекало, и мне стоило больших усилий сконцентрироваться на тренировочном процессе, но потом я привык. Настолько, насколько вообще можно привыкнуть к тому, что девушка, которая тебе безумно нравится, за тобой наблюдает. Не то чтобы она прям так лично за мной наблюдала, но ее присутствие рядом я ощущал всей кожей.
    Тот факт, что она здесь, все видит и слышит, дисциплинировал меня, заставлял серьезнее относиться к тренировкам. Я не хотел еще раз оказаться в унизительной ситуации, подобной той, что случилась, когда она первый раз к нам пришла. Я не мог этого допустить. Я был полностью сосредоточен, я контролировал эмоции, все, что я делал, я делал на максимуме своих возможностей. Тренер, видя мои усилия, перестал меня называть по фамилии, и кажется, был мною доволен. Я сам собой был доволен. У меня как будто второе дыхание открылось. Апатия, с которой я боролся в последние месяцы, ушла. Я снова хотел тренироваться, я быстро набирал форму и чувствовал себя увереннее, чем когда бы то ни было. Благодаря ей, Марине.
    Тренер был прав во всем, но ошибался насчет любви. Дело здесь не в любви, дело в женщине. Очень многое в жизни мужчины зависит от женщины, которая рядом. Чем старше я становлюсь, тем больше в этом убеждаюсь. Есть женщины, которые тянут из тебя и нервы и силы. А есть женщины, которые дают крылья. Женщина… она может все. У нее есть такая власть над мужчиной, что она может сделать его рабом, а может сделать его королем. Марина давала мне крылья.
    Дни проносились стремительно. Я жил от тренировки до тренировки. Я шел в зал в радостном настроении, ожидая увидеть ее. Я приходил домой, вымотанный, уставший, но счастливый. Я закрывал глаза и, засыпая, думал о ней. Я улыбался, думая о ней. Уже на второй тренировке я точно знал, что влюбился. С удивлением констатировав этот факт, я принял его и одновременно принял решение, что не буду добиваться Марины. Меня влекло к ней непреодолимо, но в общем я понимал, что мне ее не получить, и даже пытаться не стоит - это плохая идея. Плохая во всех смыслах. Я женат, она замужем. Точно я это не знал, но такие, как она, одинокими не бывают. Такая женщина, если и расстается с мужчиной, то лишь потому, что нашла другого, успешней, сильнее и лучше. Мне было 23 года, она лет на 10, наверное, старше. Что мог я ей дать? Я ничего еще не добился в жизни. А она была олимпийской чемпионкой и после того, как ушла из гимнастики, стала одним из лучших спортивных психологов. Кто я, кто она. Слишком большая разница во всем, в том числе в возрасте. Что у нас может быть общего? Серьезного ничего, а одноразовый секс с такими, как она, не бывает.
    Марина стала для меня источником сил и вдохновения. Как только я понял, что ее присутствие так на меня влияет, я начал осознанно этим пользоваться. С ней я чаще стал побеждал. Я не знаю, откуда брались силы. Наверное, запас внутренних ресурсов в каждом из нас гораздо больше, чем мы привыкли думать. Но откуда-то силы брались, если Марина смотрела мой поединок, я должен был побеждать, я просто не мог проигрывать. Мусаевич молодец, что пригласил к нам Марину.
    Однако не все разделяли мою точку зрения. Роль Марины многим была непонятна. С тех пор, как она к нам пришла, мало что изменилось. Тренер точно любезней не стал, а напряженность возрастала. Парни в отличие от меня не видели пользы в ее присутствии рядом, только одни относились к этому факту спокойно, других она раздражала. Больше всех бесился Арсен.
    0
  • 2014-05-19 12:23 Имя: diana

    Последнее время отношения Арсена и тренера накалились. Непонятно что было тому причиной. Просто так Мусаевич тоже не будет цепляться. Но видимо причины у тренера были. Арсена он просто изводил, как будто не хотел выгонять, но хотел при этом, чтобы Арс ушел сам.
    В тот день был очередной конфликт. Если это вообще можно назвать конфликтом, потому что против тренера особо не попртешь, тренер по умолчанию всегда прав, а если не прав, то смотри пункт первый. Арсен, хоть и кипел, но пока был в зале, держал себя в руках. Но как только мы зашли в раздевалку, дал волю эмоциями.
    - Заебало все!!!
    Перчатки Арсена полетели через всю раздевалку. Одна из них попала в Леху Тарасова. Недовольный он обернулся, но ничего не сказал. Мы все сочувствовали Арсену, так как тренер реально его давил, но помочь ничем не могли.
    Макс проходя мимо Арса, похлопал его по плечу.
    - Может, поговоришь с ним?
    - Как же! Поговоришь с ним! – огрызнулся Арсен. И был абсолютно прав, поговорить с тренером было совершенно невозможно. Он никого не слушал.
    Вот для таких случаев как раз нужен психолог. Который, кстати сказать, у нас есть…
    Эта светлая мысль не только мне пришла в голову.
    - А ты с Мариной поговори, она же его психолог. Пусть полечит его, - подмигнул Макс.
    - Да, б...дь, все с нее началось! – взорвался Арсен. - С того самого дня. Ни х… она его не лечит! Шалава. Сосет она, а не лечит!
    Я сам не понял, как вышло так, я даже не успел подумать, но моя рука уже взлетела по кратчайшей траектории и плотно сжатый кулак въехал в его угол челюсти.
    Арсен не успел среагировать, не успел защититься. Голова его дернулась, он потерял равновесие. Я сам этого не ожидал от себя, а пацаны так вообще были в шоке. Краем глаза я поймал изумленный взгляд Макса, и в ту же секунду понял, что должен все это объяснить. Истинная причина не годилось. Я выпалил первое, что пришло мне на ум:
    - Не смей про тренера!
    С грохотом опрокинулась скамейка. Арсен с диким ревом и совершенно безумными глазами бросился на меня, точно с намерением убивать. Макс повис на его руке, но выглядел как собаченка, зубами вцепившая в шкуру медведя. Макс, Рамик и Леха втроем пытались его удержать. Двое других удерживали меня.
    - Что здесь происходит? – голос тренера разом привел всех в чувства.
    - ээээ…
    Что здесь было сказать. Повисло пугающее молчание. Мусаевич быстро оценил ситуацию.
    - Гучаев, Закиров. Оба на ковер!
    Таким тоном Мусаевич говорил лишь тогда, когда собирался кого-то выгнать. Холодом отдалось в позвоночнике. Взглянул на Арсена - тот выглядел тоже подавленно. «Доигрались», - успел я подумать, проходя мимо тренера.
    0
  • 2014-05-19 14:02 Имя: diana

    - Драться хотите? Будете драться, - тренер бросил нам под ноги перчатки и шлемы. – Судить буду лично. Победитель останется, проигравший уйдет навсегда. Согласны?
    Вопрос был риторическим и ответа не предполагал. Мы с Арсом переглянулись - драться никому не хотелось.
    - Я не согласен, - твердо ответил я.
    Тренер взглянул на меня поверх очков, выразив на лице удивление. Хмыкнул.
    - Ну хорошо, Гучаев, у тебя будет фора за вес. Думаю, справедливо.
    Фора за вес, это потому что Арсен тяжелее. Но дело не в этом.
    - Так не пойдет. Мы либо вместе уйдем, либо вместе останемся, - повторил я, и мне потребовались вся моя воля и мужество, чтобы в этот момент выдержать взгляд тренера.
    - Поддерживаю, – согласился Арсен.
    - Значит так? – В голосе Магомеда Мусаевича явно звучала угроза. Он все еще смотрел мне в глаза. Потом перевел взгляд на Арсена. – Вместе хотите уйти? Ну что ж…
    Повисла мучительно долгая пауза. Я почти был уверен, что он сейчас скажет, чтоб мы убирались оба. Но отступать было некуда. «Будь, что будет», - подумал я. – «Если скажет, уйду».
    - Пусть будет по-вашему, - принял решение тренер. – Снимайте два набивных мешка. Задание простое - вместе с мешком бегом круг по залу, потом мешки скидываете и 50 отжиманий в горизонтальной плоскости, потом опять с мешком еще круг и 50 отжиманий в вертикальной плоскости, еще круг – 50 отжиманий с хлопком. На все у вас три с половиной минуты. Если кто-то один не успеет, уходите оба. Задание ясно?
    Задание было ясно. Нечто подобное мы делали на тренировках, но не на время обычно, а если на время, то не то же самое, и задания были другими. Мешки мы сняли самые легкие, но даже самые легкие были по 40-50 кг. Уже тогда возникло сомнение, что три с половиной минуты – мало. Но думать было некогда.
    - Алга! – дал отмашку тренер, и мы рванули вперед.
    Я не думал тогда успею - не успею. Мы с Арсом были примерно в одинаковой физической форме, где-то я был быстрее, где-то он, и закончили мы почти одновременно. Ровно в ту секунду, когда последний раз, отжимаясь, я сделал хлопок, тренер скомандовал:
    - Время!
    0
  • 2014-05-19 17:38 Имя: diana

    Потом мы с Арсеном не раз пробовали повторить задание. И Рамиз и другие ребята пытались. Но во время никто не укладывался. Были близкие результаты, но три с половиной минуты мало. Как я теперь понимаю, тренер считал отжимания и намеренно остановил время так, чтобы мы уложились. Мусаевич – мудрый мужик. Как я теперь анализирую, много ситуаций из тех, что мы принимали за чистую монету, были подстроены и спровоцированы им нарочно. И конфликт с Арсеном тоже, и история с Мариной… Хорош, да? «…это вас не касается, Марина Сергеевна – мой личный психолог». Как же… нас не касается. Еще как касается! Арсен тогда правильный вопрос ему задал: «Зачем Вам психолог?»
    Вот кстати в тот момент, когда мы с Арсеном и тренером выясняли отношения, психолога нашего рядом не было. Марина, хотя и оставалась в тот день до конца тренировки, но не присутствовала при нашей разборке. Она появилась в зале сразу же после того, как мы уже закончили. И пришла не одна.
    С ней был мужчина, лицо которого мне показалось знакомым. Тренер знаком бы с ним точно и рад был видеть. Они тепло поздоровались, обнялись, как близкие друзья. Мужик этот что-то спросил, Мусаевич обернулся в нашу сторону.
    - Что стоим? Вешаем обратно мешки и отдыхаем, пока время есть.
    - В упоре лежа, - вдогонку добавил он.
    Это тоже было не ново. Чтобы жизнь медом нам не казалась, между подходами на тренировках мы часто отдыхали в упоре лежа. И в этом же положении, но только на согнутых руках и ниже над полом (чтобы жизнь совсем не казалась медом) мы обычно слушали наставления тренера, который считал, что так информация лучше нами усваивается.
    Короче, пока мы в упоре лежа отдыхали и ждали тренера, я исподлобья разглядывал этого мужика, пытаясь вспомнить, где же я его видел и думал о том, откуда Марина его знает. А она явно была с ним хорошо знакома судя по тому, как они все трое стояли и непринужденно беседовали. В какой-то момент разговора тот мужик обнял Марину за талию, привлек к себе, а меня будто кипятком ошпарило. Я сразу все понял и я вспомнил, где видел его и как зовут. Он действительно близкий друг Магомеда Мусаевича, тренировался и выступал в одно время с ним. Он, не помню уже сколько раз, но многократный чемпион мира и, можно сказать, - легенда нашего вида спорта. Мусаевич часто нам его ставил в пример.
    0
  • 2014-05-21 05:56 Имя: diana

    Арсен его тоже узнал.
    - Так Марина его жена? – удивился он.
    Получается так. Марина – его жена. И понятно теперь, как Мусаевич на нее вышел.
    Я опустил голову, не хотел ее с кем-то видеть. Красная пелена застилала глаза. Что же я делаю, а? Что ж меня так несет? Из-за бабы, причем, чужой бабы я чуть не перечеркнул 15 лет своей жизни, поставил под удар свое будущее в спорте и будущее Арсена. . В этот момент я сам себя презирал. Обернулся к Арсену:
    - Прости, брат, я был неправ.
    - Все нормально, братишка, - без злости ответил Арсен. – Я был тоже неправ.
    Подошел тренер. Мы уже приготовились было к нотациям, но воспитывать нас он не стал. Минуту, наверное, постоял, глядя на нас задумчиво. Потом сказал строго:
    - Еще раз повторится – выгоню к черту обоих. На сегодня свободны.
    Подобрав с ковра наши перчатки и шлемы, мы направились в раздевалку. Пацаны ждали нас с нетерпением, сходу накинулись - что да как. Арсик, почувствовав прилив сил, начал в красках описывать нашу историю, завладев вниманием аудиторию. Он всегда стремился быть в центре внимания. Я сел на скамейку, горячим затылком прислонившись к холодной стене, закрыл глаза. Из головы не шла та картинка: муж Марины уверенно, по-хозяйски обнимает ее за талию. А он ведь не только ее обнимает, он же с ней еще спит, он же ей… Об этом думать вообще не хотелось. Черт! Во что же я влип? Обманул себя сам. Я же знал, что она замужем, я же и сам женат. Она – не моя, ничего у нас не было... Так почему же мне тошно так?! Что ж меня так колбасит? Возьми себя в руки, Мурад…
    - Ты в порядке, Мурад?
    Я открыл глаза. Рома обеспокоено заглянул мне в лицо.
    - Выглядишь ты хреново.
    Я, наверно, действительно был не айс. Чувствовал себя точно хреново. Улыбнулся криво ему.
    - Все пройдет, брат.
    Рамиз похлопал меня по плечу.
    - Собирайся тогда.
    Я пошел в душ, долго стоял под чуть теплой струей воды.
    «Пройдет», - думал я. Но не проходило.
    0
  • 2014-05-21 06:00 Имя: diana

    Домой я не сразу пошел. Долго сидел на скамейке перед подъездом. В окнах моих горел свет. Я знал, что жена меня ждет, но домой идти не хотелось. Как же так? Не прошло и полгода, как я женился. Женился причем по любви, не по родительской указке, сам выбрал жену, сам настоял на свадьбе, а теперь не хочу идти домой, не хочу ее видеть. Почему же так получилось?
    Я встретил ее впервые, когда в очередной приехал из России домой, на свадьбе двоюродного брата. Высокая, стройная, красивая, скромная… Она была в темно-синем длинном закрытом платье, которое ей невероятно шло, и делало еще стройнее. Блестящие черные волосы были повязаны шелковым белым платком. Я наблюдал за нею весь вечер, и чем больше я на нее смотрел, тем больше она мне нравилась. Она выгодно отличалась от других девушек, которые, казалось, только и стараются со всех сторон показать себя. Тамила была не такой. Она не стреляла глазками по сторонам, не надувала капризно губы. Ее манеры были очень приятными. Она была милой и скромной, про таких как она говорят: «пройдет, не поднимая глаз». Много есть девушек, на которых смотришь и думаешь: «я бы ее поимел», но есть такие, на которых смотришь и думаешь: «я бы на ней женился».
    Ну вот… я женился. А что еще можно было с ней делать? Общаться нельзя, встречаться нельзя, вообще ничего нельзя, только жениться. Причем как можно скорее, пока не женился никто другой. Когда я сказал родителям о своем решении, они очень обрадовались, так как боялись, что в России я совсем испорчусь, поддамся дурному влиянию и женюсь на какой-нибудь проститутке. Они быстро невесту засватали, быстро сыграли свадьбу. И никто не сказал мне: «Хаджимурад, а ты не торопишься? Ты же не знаешь совсем эту девушку, а подписываешься на то, чтобы с ней жить до конца своих дней? Может, еще подумаешь?» Почему никто не предупредил меня, что любовь проходит, что это лишь по началу все интересно, а потом наступает пресыщение и сожаление о поспешном решении. Но нет! Все так радостно подталкивали меня к тому, чтобы я совершил эту ошибку… Удивительно просто. Только тренер, услышав о моем намерении, кисло скривился, будто лимон откусил, посмотрел на меня как-то странно: «Гучаев, ну что ты будешь делать с женой?»
    0
  • 2014-05-22 14:45 Имя: diana

    «Как это что?!! – удивился тогда я мысленно. – Да я ее из постели не выпущу…»
    Выпустил. Пока девушка недоступна, пока сдерживаешь себя, сходишь по ней с ума, всегда так кажется. А когда все доступно и можно в любой момент времени, когда все стало бери-не хочу, то честно… не очень то хочется.
    Я же как себе все представлял… Что вот, будет свадьба, и она такая красивая, невинная, скромная, глаза в пол опущены, стесняется меня, но потихоньку привыкает, отзывается на мое прикосновение. Я мечтал о том, как впервые ее коснусь, поцелую ее сладкие губы, о том, как впервые мы останемся наедине. Что буду наслаждаться ею и точно из постели не выпущу. Я с тех пор как узнал, что ее за меня отдают, только жил предвкушением этого момента.
    Я представлял, как буду возвращаться домой, и что она будет ждать меня и радоваться моему приходу. Что будет готовить специально для меня… Никто никогда раньше специально для меня не готовил, даже мама, нас же четверо у нее детей. Я представлял себе, что мы будем ужинать, будем разговаривать, как прошел день, о том, о сем… Я хотел засыпать рядом с ней каждую ночь рядом с ней, обнимая, и просыпаться с ней.
    На деле все оказалось иначе. Первые пару недель все так и было, к нам приходили гости, нас все поздравляли. Я был доволен и счастлив, она тоже. Потом я увез ее с собой в Россию, и все изменилось.
    0
  • 2014-05-24 18:40 Имя: diana

    Я вернулся в свою обычную жизнь: тренировки, работа, учеба. И в этой жизни не было место для нее. Она мне была не нужна. Оказалось, что разговаривать нам абсолютно не о чем. У нас общих тем просто не было. О чем я ей расскажу? О тренировках? Ну, я бы мог, наверное, рассказать, но мне это было неинтересно. И неинтересно все, что расскажет она. Оказалось, не так уж мне нужно, чтобы она для меня готовила. Какой смысл, если я почти не бываю дома, и постоянно вынужден держать вес. Оказалось, что спать я привык один, и рядом с ней я не высыпаюсь. Оказалось, жена – недешевое удовольствие. Если раньше я с Арсом и Рамиком снимал на троих квартиру, то теперь за все платил я. Если раньше я был один, то теперь нас стало двое. А если нас будет трое?.. От этой мысли спать с женой мне еще меньше хотелось.
    Об этом и о другом, я должен был думать раньше. Но… откуда ж я знал! Я до сих пор не могу понять, почему отец мне этого не сказал? Почему родные и все окружающие рисовали передо мной какие-то идеалистичные картинки счастливого брака, которые как оказалось, не имеют ничего общего с реальностью. Я чувствовал себя обманутым. Тамила, я думаю, тоже. Я знаю, о чем она мечтала. Она мечтала, что мы все будем делать вместе и друг друга радовать. Что, действительно, я буду домой приходить, она меня ждать. Что мы будем обо всем разговаривать, проводить свободное время вместе, наслаждаясь друг другом, гулять в парке с нашими детьми, ходить в гости, принимать гостей...
    По факту ничего этого не было. Я рано уходил, я поздно приходил, и сразу же засыпал. Мне не о чем было с ней говорить. Я не был готов к тому, чтобы стать отцом и, наврядли, вообще чем-то ее мог порадовать. Я вырвал ее из привычного ей мира, из ее обычного окружения, но новый мир я ей не дал. Я увез ее в чужой город, где она себя чувствовала одинокой. Я знал, что она несчастлива, что не этого она хотела, что втайне винит меня. Я чувствовал, что она от меня постоянно чего-то ждет, и я не оправдываю ее ожидания. Она никогда прямо мне не высказывала недовольства, но я знал. И это ее постоянное ожидание и недовольсво давило на меня. Я был зол, я срывался, немой упрек в ее взгляде меня раздражал. Поэтому в полпервого ночи я сидел на скамейке перед домом и не мог заставить себя подняться в квартиру.
    Я не хотел с ней встречаться взглядом. «Ты виноват!» - скажут ее глаза. Но если я не люблю ее, разве я виноват?
    0
  • 2014-05-24 23:56 Имя: diana

    -Марианна, я не утомил Вас еще? – спросил меня мой собеседник.
    - Ну что Вы… Мне интересно.) – ответила я.
    - Интересны чужие проблемы? ))
    Провокационный, однако, вопрос.
    - Знаете… всегда интересно посмотреть на мир глазами другого человека. Особенно глазами мужчины. Особенно, если этот мужчина – неординарная личность.
    - Вы считаете меня неординарной личностью? – усмехнулся он, не купившись на мой комплимент. Умный.
    - А Вы разве так не считаете? – в свою очередь с подковыркой спросила я.
    Он засмеялся.
    - Считаю.))
    Ну что ж, откровенно.)
    - Как же мне нравятся умные женщины, - вздохнул он. – А если они еще и красивые… Интересно…
    - Что интересно?
    - Увидеться с Вами.
    - Боюсь, это врядли возможно.
    - Почему?
    - Регламент компании запрещает.
    - Да? Жаль. А что насчет фото?
    - Фото… ну, с фото тоже проблемы. Разве что устное описание внешности. Но, думаю, Вас не устроит.
    - Устроит, - заверил он. – Ничего, если я закурю?
    - Пожалуйста.
    - А Вы не курите?
    - Нет.
    - И это правильно. Я пока занимался спортом, тоже не курил. А теперь позволяю себе иногда. Работа нервная… Но надо бросать.
    - Работу?
    - Нет, сигареты. Так что там насчет описания внешности?
    - Ах, это… Ну, если коротко, то я на нее похожа.
    - ???
    - На Шерон Стоун.
    - Такая же красивая?
    - Нет, такая же стервозная.))
    - Ну, если честно, то я уже сам Вас нашел на сайте вашей конторы. Вы действительно на нее похожи. На Шерон Стоун.
    - Такая же красивая?
    - Да, и такая же стервозная.))
    - А вот я Ваше фото не вижу, - пожаловалась я, воспользовавшись возможностью вывести его на интересующую меня тему. – Какой, говорите, у Вас вид спорта? Гугл Вас не находит.
    - И не найдет, - ответил уверенно он.
    - Почему? Хаджимурад Гучаев – ненастоящее имя?
    - Возможно.) А Марианна?
    - Возможно.))
    Наш разговор куда-то ушел не в то русло.
    - Вернемся к Вашей истории? – предложила я.
    Он согласился.
    - Вернемся.
    0
  • 2014-05-25 06:15 Имя: diana

    - Вы сказали, что тренер манипулировал вами, и конфликт с Арсеном был намерено спровоцирован им. Зачем? И что за история с Мариной?
    - А это… Да, он намерено шел на конфликт с Арсеном, и это было связано с Мариной. Арсен был прав, когда сказал, что все началось с того дня, как появилась она. Так и было. Только потом спустя несколько лет, связав воедино все факты, я понял, что все было подстроено.
    Мусаевич – гениальный тренер и мудрый человек. Я до сих пор не перестаю учиться у него и удивляться. Он мыслит другими категориями, чем большинство людей. Более масштабно. Он думает стратегически, о будущем далеко вперед. Он никогда не ставит перед собой недостижимые цели и не тратит свое время и силы впустую. И я не встречал в жизни более целеустремленного и в то же время более рационального человека. Он всегда работает только на результат и выжимает из каждого своего ученика максимум. Если посчитать в целом количество медалей его учеников, то в нашем виде спорта он – самый эффективный тренер, он воспитал больше чемпионов, чем кто-либо другой.
    Привести к нам психолога было умным решением. Он пошел на это именно потому, что терпеть не мог работать вхолостую. Психологическое состояние спортсмена решает очень многое. Есть эффект «перегорания», ну… нервозность, волнение перед боем, мандраж, можно так назвать. Ты можешь убиваться в зале, и быть в своей лучшей физической форме, но если за 5 минут до выхода на ковер ты перегорел, то бой можно считать проигранным. Месяцы упорных тренировок, совместной работы спортсмена и тренера потеряны. Впустую терять свое время и силы Мусаевич не любил, поэтому пригласил психолога. Для нас, не для себя.
    Позднее мне доводилось общаться с другими спортивными психологами и с их слов я знаю, что между психологом и тренером далеко не всегда складываются хорошие отношения. Иногда даже возникает соперничество, борьба авторитетов, когда вместо того, чтобы работать вместе на победу спортсмена, они начинают ставить препятствия друг другу. Между Мариной и Магомедом Мусаевичем такого соперничества не было. Они прекрасно понимали друг друга, работали четко и слаженно, как один механизм. Вспоминая те дни, я до сих пор не перестаю восхищаться тем, так красиво и грамотно все было сделано и нам преподнесено в таком виде, что мы как дети схавали, не заподозрив подвоха.
    0
  • 2014-05-25 16:32 Имя: diana

    Если бы тренер нам сразу сказал, что пригласил Марину для нас, ничего бы не получилось из этой затеи. Никто бы ее не воспринял серьезно. Ну, правда, смешно. Зачем нам психолог? Тем более женщина. Она бы могла что угодно делать, хоть на голове стоять, все было бы бесполезно. А так… ну нанял тренер психолога. Неожиданно, конечно. Но Мусаевич, если честно, вообще был слегка со странностями (как нам казалось).
    Это обстоятельство усыпило тогда нашу бдительность, а Марине дало возможность и время изучить наши слабые стороны, стать привычной частью тренировочного процесса и подготовить решающий удар, который переломил расстановку сил в ее пользу.
    Все гениальное просто. Не знаю, в чьей голове созрел этот план. Была ли это ее идея или идея тренера. Но, так или иначе для осуществления этого плана, Арсен оказался идеальной мишенью.
    0
  • 2014-05-25 23:28 Имя: diana

    Я уже говорил, что Арсен любил всегда быть в центре внимания и делал для этого все возможное. Выпердрежник, одним словом. Скромности ему не хватало, а понта было хоть отбавляй. Он торопился и лез на рожон там, где надо было молчать и ждать. Не потому что такой принципиальный, а потому что хотел себя показать, типа «вот я какой». Ему бы на сцене играть, а в нашем виде спорта помимо прочего нужен сабр (терпение, выдержка) и умение правильно оценивать свои возможности. Ни первое, ни второе Арсену было несвойственно. Я не скажу, что у него не было этих качеств совсем. Были. Иначе бы он не считался одним из явных претендентов на чемпионский титул в ближайшем будущем. Он был талантливый парень, но желание повыделываться было сильнее, и часто дорого ему стоило.
    Есть такой фильм «Жестяной Кубок». Вот это как раз про Арсена. Если Вы не смотрели, то это история про спортсмена-гольфиста, и главный герой, которого играет Кевин Костнер – выпендрежник типа нашего Арсика. В шаге от победы на чемпионате мира по гольфу ему нужно сделать два простых удара для того, чтобы закатить мяч в лунку, но вместо этого он несколько раз подряд пытается выполнить один сложный, практически невозможный удар, рискуя чемпионским титулом и дисквалификацией на следующий год. Вот герой фильма - в чистом виде Арсен. Ради красивого финта Арс мог упустить победу в решающем поединке. Что, собственно говоря, он и сделал на прошлом турнире.
    Вертушка – удар красивый, но не самый эффективный, поскольку делать ее надо быстро (а чем больше вес, тем сложнее) и проблема заключается в том, что на какое-то время теряешь из виду противника. Вобщем, Арс вышел на вертушку и на этом его противник поймал. После боя тренер орал на него почти матом и сам чуть ли не бил Арсена ногами, потому что на соревнованиях такого уровня нельзя рисковать и не фига выходить на прием, если нормально делать его не умеешь.
    Не надо красиво, надо эффективно. И в этом был предмет разногласий Арсена и тренера. Арсен работал на публику, Мусаевич работал на результат и чем дальше, тем больше сомневался в целесообразности тратить на Арсена силы и время. В итоге тренер жестко обламывал характер Арсена, не спуская ему даже относительно безобидные понты, которые снисходительно прощал остальным. Арсен психовал, и с каждым днем пропасть между ним и тренером становилась все больше.
    0
  • 2014-05-26 15:11 Имя: diana

    Через несколько дней после того, как Мусаевич нас чуть не выгнал за драку, между ним и Арсеном состоялся примечательный разговор.
    В тот день тренер был явно не в духе и недоволен буквально всем, критикуя нас беспощадно. Мы по многу раз повторяли одно и тоже, из последних сил, доводя движения до автоматизма. Он намерено нас выматывал, так как считал, что это хорошо для совершенствования техники. Когда ты полон энергии, всегда есть стремление «дожать» за счет силы, компенсировав тем самым недостаток техники исполнения. Когда силы заканчиваются, сразу становятся видны все недочеты техники.
    Вобщем мы уже были вымотаны, и каждый из нас в душе ждал, когда ж, наконец, Мусаевич даст отбой. Тренировка явно затягивалась, по моим ощущениям явно больше, чем на час, а команды заканчивать все еще не было.
    Мусаевич в очередной раз всех нас собрал, объясняя наши распространенные ошибки. Я как раз после суток пришел с работы, поспал всего часа два и к тому времени был уже полностью невменяемый. Голова не работала. Не вслушиваясь в слова тренера, которые монотонно лились, не проникая в мое сознание, я пользовался паузой, чтобы отдохнуть.
    - Закиров, у тебя что-то случилось?
    Вопрос был не ко мне, но голос тренера выдернул меня из полудремы. Я искоса посмотрел на Арсена, сидевшего рядом, и внутреннее согласился с тем, что Арс действительно нервный какой-то, аж желваки дергаются. Впрочем, мы все последние полтора часа были уставшими, голодными и нервными.
    - Куда-то торопишься? – продолжал допытываться тренер.
    Тут я проснулся уже окончательно, парни вокруг тоже замерли, ожидая новый скандал между Арсеном и тренером. Все знали, почему Арсен нервничает и куда торопится.
    0
  • 2014-05-27 04:27 Имя: diana

    Арсен опаздывал на намаз. Между вечерним и ночным намазом мало времени. Как правило часа три, которые частично выпадали на время вечерней тренировки. Арсен после тренировки делал намаз в зале, но в этот день тренировка затянулась, и время уже поджимало критически.
    Мусаевич тоже прекрасно все это понимал, и, думаю, неспроста продлил тренировку.
    Он вопросительно посмотрел на Арсена, ожидая ответа.
    - Я не тороплюсь, - у Арса хватило ума не нервировать тренера.
    В принципе пропущенный намаз можно возместить позднее, греха в этом нет. Так что Арсен мог бы сделать лицо попроще, и внимательней слушать тренера. Но делать лицо попроще Арсен не умел. И в данном случае откровенно выпендривался. В нашем коллективе он был отнюдь не единственным мусульманином. И эта история с вечерним намазом была чистой воды показуха, смысл которой для Арсена заключался в том, чтобы публично продемонстрировать свою приверженность Исламу, получить удовольствие от собственной праведности и, главное, ткнуть нам в лицо, что вот он один, такой правильный, молится, в то время как все остальные пропускают намаз. Это была новая фишка Арсена. Публично делать намаз в зале он начал недели полторы назад, а до этого, насколько я мог наблюдать, пока жил с ним, он даже насчет возмещения не заморачивался. Вообще периоды религиозности чередовались у Арсена с периодами разгула и блядства. Причем последние длились дольше. Золотой середины он просто не знал, его всегда кидало из крайности в крайность.
    - Если ты хотел делать намаз, иди, - любезно разрешил Мусаевич, и ласковость его тона должна была бы насторожить Арсена. Но не насторождила.
    Арс не уловил подвоха и, поблагодарив тренера, собрался уже уходить.
    Возможно, Мусаевич и не стал бы делать на этом акцент, если бы не понты Арса, которые парню сильно мешали в спорте, и если бы не еще одно обстоятельство, которое тренера сильно заботило.
    - Кстати, Арсен, - окликнул его Магомед Мусаевич, - напомни мне, в этом году, когда Ураза начинается?
    - Двадцать пятого, через месяц - не задумываясь, ответил Арсен.
    - Пост держать будешь? – поинтересовался тренер.
    - Конечно, буду. Иншаллах, - подтвердил Арсен. Улыбнулся, довольный собой, а зря… в этом как раз то и был подвох.
    - Правильно! - Мусаевич тоже улыбнулся, но получилось не очень. Не улыбка - оскал хищника. – Только вот интересно… Как думаешь, Раджабов тоже пост держать будет? Абрамов и Кравчук – не будут точно.
    0
  • 2014-05-27 17:15 Имя: diana

    Раджабов, Кравчук и Абрамов – были основными соперниками Арсена на предстоящем ЧР (чемпионате России), который как раз начинался в последние дни поста… И весь этот разговор был к тому, что если Арсен собирается держать пост, то заведомо проиграет турнир. Он итак не номер 1 в списке на звание чемпиона, и выиграть у более опытных и более сильных соперников сможет только в том случае, если будет в своей лучшей форме.
    Ураза – это в любом случае ломка для организма, забирает и нервы и силы. Возможно, мне не хватает имана или я слишком себя люблю, но я не умею получать от поста удовольствие. Никакого божественного просветления я не чувствую, зато чувствую нескончаемое раздражение, слабость и тошноту. Как объяснил мне наш (спортивный) врач, у меня резко падает уровень сахара в крови, поэтому темнеет в глазах, появляется слабость и тошнота. Невозможно в таком состоянии работать, учиться и готовиться к чемпионату России. У Арсена с уровнем сахара дела обстоят, может, лучше, но в любом случае пост его истощит, и к ЧР он будет в плохой форме.
    Арсен намек понял, но понты, вы же знаете, они же дороже денег. Дороже здоровья, дороже дружбы, дороже победы, дороже тех сил и лет жизни, которые ты потратил ради этой победы, дороже уважения тренера… Понты – они ж прежде всего. Так просто сдаваться Арсен не хотел.
    - Все по воле Всевышнего. Если он захочет дать мне вознаграждение, я смогу победить! Иншаллах.
    Такой расклад тренера решительно не устраивал. Мусаевич был человек практичный, в чудеса не верил, всего привык добиваться трудом и больше рассчитывал на себя, чем на милость Господа. И если Арсен заведомо проиграет ЧР, то при таком его отношении к спорту, какой смысл тренеру тратить на Арсена свое драгоценное время и силы. Мусаевич был готов расстаться с Арсеном немедленно.
    До Арса, кажется, потихоньку что-то начало доходить. Но он не любил проигрывать в споре и попробовал оправдаться, процитировав один известный хадис, в котором говорится, что если мусульманин пропустит пост в Рамадан без уважительной причины, он никогда не сможет возместить его, даже если будет поститься всю оставшуюся жизнь.
    Магомед Мусаевич выслушал и в конце задал лишь только один вопрос:
    - Как я понимаю, ты за всю свою жизнь ни разу не пропускал Уразу, и ни разу не нарушал?
    - Эээээ….
    Арсен бы, конечно, соврал, но поскольку мы все, в том числе тренер были тому свидетелями, пришлось признать ему, что и нарушал и пропускал, было дело.
    - Но я возмещу! – горячо возразил он.
    Тренер пожал плечами.
    - И как же? Если ты сам говоришь, что пропустивший пост в Рамадан без уважительной причины, не сможет его возместить, даже если будет поститься до конца своей жизни.
    0
  • 2014-05-28 13:23 Имя: diana

    На это Арсену сказать было нечего.
    - Поздно, Закиров, ты спохватился. Раньше надо было об этом думать.
    «Тот, кто сбережет свою молодость, воистину войдет в Рай», - в свою очередь процитировал тренер Коран и привел хадис от Абу Зарра, смысл которого заключался в следующем. Один человек 60 лет вел праведную жизнь, служа Господу, и в один день он пустился в странствие, взяв с собой две лепешки. По дороге он встретил женщину, они начали общаться и общались до тех пор, пока не совершили прелюбодеяние. После этого тот человек решил спуститься к озеру, чтоб искупаться, и внезапно умер. Но по дороге к озеру он встретил нищего, которому отдал лепешки. И когда (на том свете) взвешивали и сравнивали его 60 летнюю праведную жизнь, проведенную в служении и один грех прелюбодеяния, этот грех перевесил. Но когда к благим поступка его прибавили те две лепешки, он был прощен и попал в Рай.
    - Арсен, у тебя с женщинами как дела обстоят? – поинтересовался Магомед Мусаевич. Намек был понятен. И, в общем, тренер был прав, если следовать логике хадиса, и вообще во все это вникать, то рай никому из нас по любому не светит. А баб у Арсена было всегда до фига, и даже если бы он накормил весь Китай, наврядли бы это грехи перевесило.
    - Все было, - не стал отрицать Арсен, но привел в ответ третий хадис, вспомнив про покаяние. Прекрасная отмазка для всех, кто не может воздержаться от совершения греха.
    - Аллах прощает все грехи. Он Прощающий и Милосердный!
    - А ты, значит, раскаялся? – уточнил тренер не без тени иронии. – И девок снимать не будешь?
    - Раскаялся и не буду! – огрызнулся Арсен.
    Рамиз, который все еще жил с Арсеном и больше меня был в курсе его личной жизни, услышав столь смелое заявление, едва подавил смешок.
    - А как дальше жить будешь? Без девок то? – продолжал издеваться тренер.
    - Женюсь! – с вызовом бросил Арсен, хотя вид его говорил об обратном. Жениться он не торопился пока, понимая всю тяжесть ответственности этого шага. Жениться то можно. И даже потом развестись, если сильно вдруг не понравится. Я бы можт и развелся. Но как объяснить своим и ее родственникам причины развода. Живьем же сожрут... Скажут – ты сам хотел. И что скажу я?
    0
  • 2014-05-28 17:05 Имя: diana

    - Женился уже тут один… - фыркнул тренер. - Арсен, тебе сколько лет? 23? 24?
    - 22
    - Прекрасно… И ты всерьез думаешь, что жена станет последней женщиной в твоей жизни и убережет тебя от соблазнов? Ну, ну… Дети вы еще. Молодые и глупые… Гучаев, скажи, женитьба сильно тебе помогла?
    Я промолчал. А что здесь сказать… Вот же напротив Марина стоит, мое искушение. Смотрит мне прямо в глаза, ждет, когда я отвечу. А мне же ответить нечего. Смотрю на нее и думаю, что вот бы сейчас прижать ее к той стене, удерживая запястья, и целовать эти чуть приоткрытые губы, вдыхая запах ее волос, ловя ответный отблеск желания в ее серых глазах. Прав тренер, сначала ты женишься в полной уверенности, что сделал правильный выбор, а потом появляется вот такая Марина и ты понимаешь, что не фига еще в этой жизни не видел и слишком поспешно принял решение. И дело в общем не в сексе. С этим можно как раз бороться. Дело в другом. Я много раз потом вспоминал ту сцену в зале и ее мужа, и я думаю, их семейная жизнь по-другому, как-то иначе складывается, чем моя. У них есть общие интересы, им есть о чем поговорить. У них есть много общего. А у нас? Что общего есть у нас? Иллюзии. И то уж развеялись.
    Тренеру надоел этот спор.
    - Иди, Закиров, молись. Ты свободен.
    Арсен что-то хотел сказать, но Мусаевич уже отвернулся, давая понять ему, что разговор окончен. По сути дела, он выгнал его с тренировки. И непонятно, выгнал ли на сегодня или вобще навсегда. Арсен, поникший, ушел в раздевалку, мы остались в зале.
    Цели тренера были достигнуты. Вспоминая сейчас этот день, я думаю, как же мастерски Мусаевич подвел к этой ситуации. И грамотно построил разговор. Так, что Арсен, сам того не заметив, попал во все расставленные ловушки. Он все сделал четко и грамотно, подготовил почву и расчистил дорогу Марине.
    Следующий ход был за ней.
    0
  • 2014-05-28 17:06 Имя: diana

    Арсен нас ждал в раздевалке. Он успел уже переодеться и теперь угрюмый сидел на скамейке, ни на кого не глядя. Щелкал грецкими орехами, перебирая их между пальцами. Это упражнение для укрепления сухожилий, принцип работы такой же, как с китайскими поющими шарами, но количество цельных грецких орехов постепенно увеличивается с 2 до 5. Сухожилия укрепляются, ну, и заодно нервы успокаиваются. Это как четки перебирать. Надеюсь, Арсен, успокаивался, но лично меня это щелканье и стук друг о друга скорлупы раздражал. И вообще, откровенно сказать, сам Арсен меня раздражал.
    Вот. Сидит. Обиженный на весь свет, недовольный. А кто виноват? Я, наверное, должен был бы к нему подойти, поддержать, посочувствовать. Но честно… не хотелось.
    Устал я уже. Сто раз это видел. Устал за него заступаться, поддерживать, сочувствовать, вытаскивать из дерьма, помогать… То у него на работе проблемы, то сцепится с охраной в клубе, то поскандалит с нашей квартирной хозяйкой (и приходится переезжать из-за него), то морду набьет кому-нибудь из-за дешевой девки, которая сегодня с ним, за завтра уже другому минет делает. А мы с Рамизом из-за его этой шлюхи ребра должны под кастет подставлять. Вот нам это надо? Дерьмо за ним разгребать.
    Да, он – земляк. Он – друг. Но по совести, учитывая сколько раз он нас с Ромой подставлял, с таким друзьями, как он, и враги не нужны. Надо же как-то держать себя в руках и думать не только о себе, но и о том, что ты своим поведением друзей под удар ставишь. Но, как я уже говорил, понты – дороже денег, дороже дружбы, дороже победы в турнире, дороже отношений с тренером…
    Вот что теперь делать? Нафиг он лез на рожон? Если ты настолько муслим, очень хорошо, просвещайся иди, изучай тарикат. Иди по этому пути. Никто тебе не мешает. Может, алимом со временем станешь… Но ты должен выбрать что-то одно, или расставить приоритеты, если хочешь добиться успеха. И там и там преуспеть не получится, либо одно или оба направления будут в ущербе. И вот честно… не надо действительно тратить время и силы тренера.
    Арсену б, конечно, сейчас надо засунуть в карман свою гордость, признать, что свалял дурака. Подойти к Мусаевичу, рассказать ему о том, что он лучший тренер в нашем виде спорта, да что в нашем спорте… прямо скажем - лучший во всей Вселенной и на все времена! Просто волшебный и гениальный. И как ему, Арсену, повезло, что он тренируется именно у Магомеда Мусаевича. Что он, Арсен, хочет брать с него пример и стремится достичь в спорте тех же высот, что и он. Сказать что-то типа: «Магомед Мусаевич, Вы абсолютно правы, я действительно не смогу быть в хорошей спортивной форме, если буду держать Уразу. Я принял решение возместить Уразу позже, а сейчас я готов выложиться на 200% и сделать возможное и невозможное для того, чтобы стать чемпионом…»
    Вот что-то в этом духе тренеру нужно сейчас сказать. Но мы же не можем! У нас же гордость! Которая аж из ушей течет... У нас же понты, которые дороже дружбы, дороже денег… ну, вы знаете. Есть люди, которые не умеют признавать свои ошибки, не умеют просить прощения, первыми идти на контакт. Арсен так не может и к тренеру не пойдет. А кто за него идти должен? Я? Я бы можт и пошел. Только тренер – не квартирная хозяйка... с которой, кстати, тоже не прокатило. Нас тогда выгнали и мы неделю жили у тренера, пока квартиру новую не нашли.
    Я ничего не могу для Арсена сделать. Помогать можно тем, кто сам себе помогает. А Арсен – сам себе враг. Помочь ему может только психолог. Который, кстати сказать, у нас есть и занимается непонятно чем…
    0
  • 2014-05-29 20:25 Имя: diana

    Впрочем, я был несправедлив к Марине. Времени даром она не теряла. Мы (Рома, Арсен и я) ее встретили в коридоре, когда направлялись к выходу. Ушатанные после интенсивной тренировки, мы шли неспеша, разговаривали. Марина бодро обогнала нас, цокая каблучками, улыбнулась любезно, кивнула, попрощалась:
    - Хорошего вечера всем! До завтра!
    «Пока, моя сладкая», - подумал я про себя, а вслух ответил:
    - До завтра, Марина Сергеевна.
    - Вам тоже хорошего вечера! – пожелал ей Рамиз.
    Арсен тоже буркнул сквозь зубы, не хотя:
    - До свиданья…
    Марина, вспомнив вдруг, обернулась к нему:
    - Арсен, ты в зале забыл перчатки.
    - Это не я. Я свои забрал.
    - Разве? – Марина удивленно вскинула тонкие брови. – А тренер сказал, что ты. Ругался, что вот опять… Ну, если не ты забыл…
    - Нет же, сказал! – рыкнул Арсен, обида начала снова в нем закипать. – Почему я всегда крайний? Чуть что, сразу Закиров… Вот Вы, Марина Сергеевна, Вы же типа психолог, Вы это считаете справедливым?
    Лицо Марины приобрело серьезное, вдумчивое выражение:
    - Нет, не считаю, - прямо сказал она. - Я даже думала об этом поговорить с тобой…
    Напряженная поперечная складка залегла на линии бровей, и по тону ее (будто она извинялась за тренера) чувствовалась, что она этим тоже расстроена и очень сочувствует.
    - Если у тебя есть немного времени… - она озабоченно взглянула на часы, так, как если б сама торопилась. – Минут пятнадцать… Я думаю, мы бы могли обсудить и найти выход в сложившейся ситуации. Магомед Мусаевич высокого мнения о твоих возможностях. Он - превосходный тренер, ты - перспективный спортсмен, жаль будет, если вы не сработаетесь.
    Я толкнул Арса локтем, тихо сказал на нашем родном языке, чтобы больше никто не понял:
    - Поговори с ней.
    Арсену очень, конечно, хотелось излить кому-нибудь душу. Особенно такой чуткой, милой и понимающей девушке, как она, к тому же психологу. Если б нас не было, он, не раздумывая, остался бы поговорить с ней, но перед нами ему было неудобно.
    Рамиз, который тоже понял, что Марина – это наше (точнее Арсена) спасение, быстро нашел решение:
    - Арсен, мы в раздевалке тебя подождем.
    Он потянул меня за рукав и, прежде, чем Арс успел нам что-либо ответить, мы с чувством огромного облегчения, радуясь, что успешно скинули кучу проблем Арсена на плечи психолога, слиняли по-быстрому, оставив его наедине с Мариной.
    0
  • 2014-05-31 20:00 Имя: diana

    В тот день мы с Ромой так и не дождались Арсена. Едва мы зашли в раздевалку, буквально через пять-шесть минут на пороге появился тренер.
    - Что сидим, чего ждем? – без намека любезность поинтересовался он.
    Мусаевич был все еще без настроения, и упоминать лишний раз имя Арсена как-то вобще не хотелось.
    - Ээээ… Так… сидим, разговариваем, - осторожно ответил Рамиз.
    - Сидят они разговаривают… - фыркнул тренер. - Алиев, здесь что, чайхана по-твоему?
    - Нет, конечно, - смутился Рамиз.
    - Тогда что сидим? Заняться нечем? Сейчас я найду вам занятие… Переодевайтесь, берите лапы и работаем по лапам. Рамиз, не нравится мне твой удар – проваливаешься. Хаджимурад, зависаешь. Ударную конечность забирать назад надо быстрее.
    - Еще быстрее? – удивился я. Куда уж, казалось, быстрее.
    - Еще быстрее! Я тебе упражнения на сухожильные усиления давал? Давал. Так почему не делаем?
    - Я делаю.
    - Значит, не то и не так ты делаешь. Ладно, сейчас покажешь. Переодевайтесь, и жду вас в зале.
    Если послушать тренера, то тренироваться мы должны 24 часа в сутки. Не есть, не спать, а только тренироваться. Или он забыл, что только что нас почти пять часов нас промучал.
    - Магомед Мусаевич, мне на работу пора, - произнес, извиняясь, Рома.
    Вот кстати, работу тоже никто еще не отменял...
    Тренер недовольно поджал губы.
    - Ну а что тогда здесь сидим? Идите!
    0
  • 2014-06-02 11:32 Имя: diana

    Мы быстро смотались. Рамиз действительно пошел на работу. Он работал охранником в клубе и как раз заступал в ночную смену. Я остался и решил подождать Арса на улице. Я простоял еще полчаса, но Арсен так и не появился. Марина сказала 15 минут, но по моим ощущения прошло минут 40. О чем же они говорят так долго? Я попытался прикинуть, о чем бы Арсен мог говорить с Мариной дольше, чем 10 минут. Но так и не смог найти тему. По любому ему обсуждать с ней нечего. Как она может ему помочь? Она ничего не понимает в нашем виде спорта.
    «О чем бы я с ней говорил на его месте?» - задал себе я вопрос, и острая ревность обожгла меня изнутри. Я понял, о чем с ней Арсен разговаривает. О чем можно вообще говорить с блондинкой, гимнасткой к тому же. Есть лишь одна тема. Прям вот сейчас, на данный момент Арс, пустив в ход все уловки, ее уламывает, прикрываясь темой спорта. Он ее там обхаживает, а я как дурак свечку стою держу… Чёрт!!! В досаде я прикусил губу и сразу почувствовал на языке привкус крови. Нечего здесь ловить. Как идиот буду выглядеть перед ними, когда они, наконец, выйдут. Спрашивается, нафига целый час ждал? Ладно б еще Рамиз со мной был. А так я один. В натуре, как свечку держу… Надо идти домой, завтра Арсен сам все расскажет.
    Неожиданно грянул гром. Я поднял голову к небу, крупные капли дождя упали мне на лицо. Почему жизнь так подло устроена? Был бы я хоть на пять лет старше, или она помладше.. что-то могло получиться у нас. А так… слишком большая разница во всем, она всерьез меня даже не воспринимает. Кто я такой..? У нас не олимпийский вид спорта, но я и не чемпион мира даже... Чего я достиг?
    Дождь припустил сильнее, я поднял воротник куртки, быстро пошел к метро. Как бы хотел я сейчас оказаться на месте Арсена, сидеть рядом с ней, говорить, смотреть ей в глаза, чувствовать ее рядом…
    Бывают в жизни переломные моменты. Правда, герой того фильма («Жестяной кубок») называл это иначе. Не переломный, а определяющий момент. Определяющий потому, что либо ты определяешь его, либо он определяет тебя. И в этот определяющий момент я принял решение. Я должен выиграть сейчас чемпионат России, чего бы мне это не стоило. И получить Марину.
    Вспоминаю себя сейчас, думаю, какой же я молодой тогда был и наивный, наверное. Хорошо, что мы не способны предвидеть будущее. Если б мы знали заранее, к чему все приведет, то, чаще всего и не рыпались бы вобще что-то делать. Марина… Я видел ее во сне и грезил о ней наяву… Я жил от тренировки до тренировки. От встречи до встречи.
    До чемпионата России оставалось два месяца...
    0
  • 2014-06-02 13:22 Имя: diana

    Пятнадцатиминутная беседа Марины с Арсеном по факту затянулась на полтора часа. Об этом мы с Ромой узнали на следующей тренировке. Но не от Арсена (который отмалчивался), а от Лехи Тарасова. Леха забыл в раздевалке мобильный, и когда вернулся за ним, столкнулся с Арсеном, который как раз уходил.
    О чем Арсен говорил с Мариной, мы к нашему глубочайшему возмущению так и не выяснили. Он отказался вдаваться в подробности, ограничившись комментарием: «Вообще, она умная, дельные вещи говорит, с ней можно так пообщаться». В устах Арсена, это был в высшей степени комплимент, который навел нас с Рамизом на мысль, то, Марина, наверное, действительно экстраординарная личность, если смогла произвести на Арса такое сильное впечатление.
    До сих пор о женском уме и о женщинах в целом, Арс был весьма невысокого мнения. Это мнение базировалось на двух общеизвестных постулатах. Первый из которых - «любви достойна только мать» (а остальные достойны только того, чтобы хинкал и минет ему делать), и второй – «семь женских мозгов – один куриный». Марина Сергеевна смогла сломать сложившиеся с детства стереотипы Арсена и заработать его уважение. Это событие (само по себе невероятное) спровоцировало шквал вопросов и приступ неудержимого любопытства со стороны окружающих. Потому что уж если Арсен считает, что с ней «есть о чем пообщаться», значит, оно действительно того стоит.
    Какие либо подробности выведать не удалось. Даже мне и Рамизу, своим лучшим друзьям, он не стал ничего рассказывать. А на ехидный вопрос Макса: «Так о чем же с ней можно общаться?», Арсен и вовсе огрызнулся в том смысле: «попробуй – узнаешь».
    На этом вопросы закончились. Лично «попробовать» никто не решился. Но все с интересом ждали развития ситуации между Арсеном и тренером (предполагалось, что именно это было предметом беседы с психологом) и вскоре были удивлены еще больше. Удивлены - еще мало сказать…
    Начнем с того, что Арсен явился по меньшей мере за час-полтора до начала тренировки. Когда мы вошли в зал, он во всю уже работал по мешку. А до этого видимо имел разговор с тренером. Опять же сам Арс этот факт отрицал, но разговор явно должен был состояться, поскольку отношение тренера к нашему другу (как и Арсена к тренеру) резко с тех пор изменилось.
    Я думаю, дело было так. Арсен подошел к Мусаевичу и выдал ему примерно ту же речевку, которую я предлагал. Что-нибудь типа: «Магомед Мусаевич, я очень уважаю Вас, и для меня большая честь тренироваться под Вашим руководством. Вы правы насчет Уразы, я решил возместить пост позднее, а сейчас сделаю все от меня зависящее, чтобы выиграть турнир. Как Вы считаете, чего мне не хватает для победы и над чем необходимо поработать?»
    Вот 100%, что-то подобное наш друг и сказал Мусаевичу. Только если бы не Марина, а я предложил Арсену такой вариант, Арс бы, конечно, отверг его с возмущением (гордость же из ушей течет). А Марина смогла убедить его в необходимости этого шага. Мусаевича, как все считали, она видно тоже в чем-то смогла убедить, потому что Арсен резко вдруг стал любимчиком тренера. По честному надо сказать, что небезосновательно, потому что выкладываться Арсен тоже начал, пусть не на 200, но на 120%. Между ним и тренером воцарилось полное взаимопонимание. Мусаевич вдруг стал с ним ласков, словно отец родной, а Арсен почтителен и послушен. Такой поворот событий, поведение Арсена и отношение к нему тренера был настолько непривычным, вообще неожиданным и даже шокирующим, что иначе как чудом назвать это было нельзя. И у чуда этого было имя – Марина.
    0
  • 2014-06-03 06:04 Имя: diana

    Как я теперь понимаю, все было намеренно тренером и Мариной подстроено: травля Арсена, последующий его разговор с психологм и как результат – решение проблемы и демонстративная перемена поведения со стороны тренера, который вдруг в один день сменил гнев на милость и Арсена травить перестал. Все было разыграно как по нотам, и цель этого спектакля (который мы как младенцы слопали) заключалась в том, чтобы нам показать – общение с психологом может быть очень полезно.
    Восторженный отзыв Арсена о Марине сделал ей дополнительную рекламу. Парни сложили два плюс два и пришли к очевидному выводу, что Марина, наверно, действительно может помочь. А если так, то чего б не попробовать? Один за другим потянулись к Марине ходоки, и следующим ее подопечным стал Леха Тарас.
    Насколько нам было известно, Леха страдал от несчастной любви, и там все было сложно…
    0
  • 2014-06-04 19:04 Имя: diana

    Лехину большую любовь звали Вика. Девочка из глубокой провинции, приехавшая покорять столицу. Без мозгов и гроша в кармане, зато с непомерными амбициями, четвертым размером груди и бесконечно длинными ногами в сетчатых колготках. Не уверен насколько там хорошо было с грудью, но амбиции у Вики были ого-ого! Она, как любая 20-летняя дура в колготках, хотела жить на Манхеттене и с Деми Мур делиться секретами. Но пока этого не случилось, в ожидании Бреда Питта и красивой жизни Вика работала официанткой в средней паршивости клубе.
    Леха Тарас со своими скромными доходами и двухкомнатной хрущевкой, в которой он проживал вместе с мамой и братом, конечно, никак не соответствовал Викиным запросам. Но Викуля видимо все же питала к Лехе какую-то слабость (или же просто не хотела оставаться одна), поэтому каждый раз, когда очередной потенциальный Бред Питт, попользовавшись, давал ей пинка под зад, она со слезами возвращалась к Лехе.
    Леха ее прощал и принимал обратно. Каждый раз он искренне верил, что теперь все наладится, и строил планы на их совместную жизнь. Но долго счастье не длилось. Через какое-то время у Вики случалась новая «любовь», она снова Леху бросала и все повторялось сначала.
    Смотреть на это было невозможно. Сказать Лехе о том, что Вика за пятихатку любому даст, тоже было невозможно. Арсен было попробовал донести до него эту мысль, так Леха же с кулаками полез, еле их растащили. Лучше б Тарас своей Вике люлей надавал. Толку было бы больше, возможно. Хотя, наверное, Вику бить бесполезно. Лучше сразу убить. Горбатого могила исправит…
    Вобщем так они и жили до тех пор, пока Марина Сергеевна не познакомила Леху с гимнасткой, своей подопечной. Расчет был на то, чтобы засветиться вдвоем в клубе, где работает Вика и сыграть у нее на ревности. Но все вышло еще круче.
    Гимнастка оказалась очень симпотной 17-летней девчонкой, озорной и без комплексов. Ей велено было засветиться и по возможности блеснуть. Ну так она и блеснула, станцевав на бар-стойке. Естественно после этого мужская половина присутствующих, забыв про своих подруг, сразу же загорелась желанием с ней познакомиться. Лехе в буквальном смысле пришлось отбивать у соперников девушку. В итоге он подхватил ее на руки, снял со стойки и только так смог вытащить из зала. И все это на глазах у Вики и Викиных подружек, которые, мягко сказать, были в ахуе.
    Об этом во всех подробностях нам рассказал Максим, лично при этом присутствовавший. И по его тону было заметно, что Макс явно Лехе завидует.
    Сразу же после того, как Леха ушел с гимнасткой, Викуля начала без конца названивать ему на мобильный, а в 7 утра после окончания смены она звонила уже в дверь его квартиры. Но поздно пить боржоми, как говориться. Леха и гимнастка друг другу очень понравились, и с той ночи начали встречаться. Впервые Леха не принял Вику обратно, и даже не пустил за порог. За несколько часов ситуация повернулась на 180 градусов - Вика Лехе была не нужна, зато он нужен ей стал позарез.
    На следующий день мы сами смогли в этом убедиться, когда увидели ту гимнастку, которая вместе с Мариной пришла к нам на тренировку, а также Викулю, которая после тренировки ждала Леху под дверью.
    0
  • 2014-06-05 16:49 Имя: diana

    В общем это было сильно и произвело на парней впечатление. Марину зауважали еще больше. Арсен, конечно же, тоже захотел такую же как у Лехи гимнастку. Гимнасток у него еще не было, и после тренировки он подкатил к Марине Сергеевне с просьбой:
    - Марина Сергеевна, а можно мне тоже с гимнасткой познакомиться?
    В наглости ему не откажешь.
    - Арсен, тебе же нельзя, - ехидно улыбнулась Марина, напомнив нашему другу о том, что он решил быть 100% муслимом - Гимнастка иман твой испортит.
    - Ну я же не буду с ней спать! – возразил Арсен.
    - А что ты будешь с ней делать? – в лоб спросила Марина.
    Не, ну в самом деле, что еще можно делать с гимнастками, если не спать?))))
    Будто поймав мои мысли, Марина перевела на меня взгляд. Спросила медовым голосом:
    - Хаджимурад, ты тоже хочешь гимнастку?
    Это был первый раз, когда она лично ко мне обратилась.
    - Не хочу, - резко ответил я. Может быть слишком резко. – У меня жена есть.
    - Прекрасно! – хмыкнула Марина.
    Что она этим хотела сказать, я не понял, но уточнять, конечно, не стал.
    - Марина Сергевна! Мариночка Сергевна! – Макс, легко перемахнув через перила, оказался рядом. – У меня ни жены, ни имана нет. Можно мне гимнастку?
    - У тебя и без этого девок полно, - отмахнулась Марина. – Нечего портить гимнасток.
    - Нет же, Марина Сергевна! – искренне удивился Макс, округлив глаза. – Я один!
    Как всегда врал он настолько естественно, что, если бы мы не знали всю правду, легко можно было поверить. Родители Максима – оба известные актеры и, похоже, что Макс получил сей талант по наследству.
    - Максим, если бы ты поступал в театральный, мог бы легко переплюнуть отца, - заметила Марина без тени иронии, просто констатируя факт. – Я, кстати, недавно видела его новый фильм...
    Возникла короткая пауза. По логике дальше Марина должна была бы рассыпаться в похвалах, ну или как-то вообще отозваться о фильме. Но она этого не сделала. Спросила:
    - Ты сам то видел?
    - Не-а, - лучезарно улыбнулся Максим самой обаятельной из своих улыбок. На щеках заиграли ямочки. В тот момент он был очень похож на своего знаменитого отца.
    - А стоит? – поинтересовался он.
    - Не стоит, - так же радостно улыбнулась Марина.
    - Почему?
    Да, действительно, почему?
    Но ответ мы уже не услышали. Будто из-под земли за спиной вдруг нарисовался Мусаевич.
    - Гучаев, Закиров, - хмурясь, окликнул он. – Зайдите ко мне в тренерскую.
    0
  • 2014-06-05 20:44 Имя: diana

    Мы неохотно направились вслед за тренером, жалея о том, что не свалили сразу же по окончанию тренировки. Тон Мусаевича ничего хорошего не предвещал. Для чего он позвал нас? Понятно, что пряники раздавать не будет… Впрочем, пиздюлей он тоже особо не раздавал. Начал с того, что в ближайшее время нам предстоит серьезный турнир – Чемпионат России, а после - Чемпионат Мира. Что он, Мусаевич, возлагает на нас с Арсеном большие надежды как в этом году, так и в будущем. Что у нас определенно есть потенциал, и в последнее время наш уровень мастерства заметно вырос. Однако есть ряд моментов, на которые следует обратить внимание…
    Закончив лирическое вступление, Мусаевич плавно перешел на разбор полетов, и мы еще полчаса обсуждали характерные наши ошибки в технике. Потом он нам (в сотый раз, наверное) начал рассказывать о режиме тренировок, правильном питании, правильном дыхании, важности психологического настроя и прочие очевидные вещи, которые мы знаем, наверное, лет с двенадцати. Арсен явно скучал, жалея о том, что не успел свалить вовремя, но, встречая взгляд тренера, старался делать вдумчивое лицо. Получалось плохо. Я даже и не старалась, а просто гадал о том, на фига это тренеру нужно… К тому времени я начал уже догонять, что просто так здесь ничего не делается.
    Мои догадки подтвердились, когда Марина, мило улыбаясь, просунула голову в дверь, чтобы попрощаться. Мусаевич, который до этого говорил битый час просто без остановки и, казалось, может еще часа три продолжать в том же духе, неожиданно закруглил разговор. По-отечески похлопал по плечу и, выразив еще раз надежду на то, что мы все поняли и будем стараться, отпустил нас домой.
    Весь это цирк нужен был исключительно для того, чтобы Максим остался наедине с психологом. Душевное состояние Максима тренера беспокоило, и не зря Марина завела разговор об отце Макса.
    Отец его, как я уже сказал, - известный актер. Не буду называть фамилию, но это одно из самых узнаваемых лиц отечественного шоу-бизнеса. В прошлом году накануне Чемпионата России, который как раз проходил в Москве, папаша Максима засветился с интервью в программе Оксаны Пушкиной, и на всю страну рассказал о том, как он гордится сыном, и что Максим в ближайшие дни будет бороться за Кубок России, и что сам он (отец) обязательно будет болеть за него и присутствовать…
    Он и присутствовал. В том году, благодаря стараниям папашки Максима, пресса, которая за исключением спортивных изданий обычно обходит нас стороной, проявила необычайный интерес к данному событию. Только ленивый не попытался взять интервью у Максима и тренера. Макс был в близком к истерике шоке, а Мусаевич просто в бешенстве. Папашка Макса зато оторвался и не упустил возможности пропиариться. В день предварительных поединков он, красуясь, направо и налево раздавал интервью, уверенно (!!!) разорялся на тему того, что Макс, конечно, легко возьмет золото. Он вокруг себя целую толпу собрал, устроил из серьезного спортивного соревнования шоу. Ну и накаркал, как говорится. Я лично то интервью не видел, но Рамиз, который не участвовал из-за травмы, все это наблюдал и, как Мусаевич, тоже был в бешенстве.
    Макс, конечно же, проиграл. По глупому еще в предварительном поединке. Хотя к началу первенства он был в своей лучшей форме, шел хорошо (пока папаня его не спалил), и как никогда у него были реальные шансы в своем весе стать чемпионом. Состояние Макса после эго поединка надо было, конечно, видеть. Реально, руки тряслись. Его жаль, конечно.
    0
  • 2014-06-07 05:52 Имя: diana

    Но эта история имела еще продолжение, и через пару дней среди ночи с одной лишь спортивной сумкой Макс появился у нас на квартире, которую тогда мы с Арсеном и Ромой втроем снимали.
    В тот вечер с отцом у него состоялся грандиозный скандал. Папашка его так ничего и не понял, и даже наоборот предъявил сыну претензии, что он, Максим, - слабак и неудачник, который ничего не может и не умеет. Что своим позорным выступлением на ЧР он выставил своего отца в идиотском свете, ославил на всю страну и что все знакомые теперь за спиной у него смеются. Макс не стерпел оскорблений и за «слабака» ответил ударом по морде, подпортив знаменитое на всю страну лицо.
    Удар у Максима поставленный, папашка его после той разборки еще три недели ходил с заплывшим глазом. Даже спектакли с его участием отменили, потому что загримировать было его невозможно. Слухи об этом как-то дошли до журналистов и долго еще в желтой прессе муссировались.
    Макс был тогда просто в кусках, в ту ночь он из дома ушел окончательно. В тот момент, наверное, ему в самом деле не помешала бы помощь психолога. Но поскольку психологов среди нас не было, Арс быстро сгонял в «Перекресток» за водкой, и лечили мы Макса традиционным дедовским способом.
    Водка в качесве скорой помощи, хоть и сняла нервное напряжение, но это, конечно, не выход. Проблема осталось, и понятно дело, что Мусаевич очень хотел, чтобы Марина поработала с Максом на эту тему. Для этого он и забрал нас с собой в тренерскую и грузил нас почти два часа разговорами. Мусаевич не любил работать вхолостую и был заинтересован в том, чтобы к ЧР его спортсмены были в хорошей форме, не только физически, но и морально.
    В ближайшие дни и недели я наблюдал, как моих товарищей одного за другим Марина потихоньку берет в оборот. Кто-то к ней сам подходил, к другим походила она, или с помощью тренера создавалась удобная для нее ситуация. За месяц до начала турнира мы с Рамизом оставались чуть ли не единственными, кто еще не говорил с Мариной.
    У Рамиза проблем просто не было. А вот у меня проблема была, и серьезная. Тренер о ней, безусловно, знал. И Марина должна была знать. Почему они оба не делали ничего для того, чтоб меня как других вывести на разговор, было мне непонятно. Либо тренер не верил в меня, и не считал нужным на меня тратить время, либо Марина не хотела со мной работать. Работать с ней как с психологом я и сам не хотел, но это был повод поговорить с ней и сблизиться.
    Но шли дни. Марина в упор меня игнорировала. В конце концов, я не выдержал и сам начал искать с ней встречи.
    0
  • 2014-06-07 22:34 Имя: diana

    К тому времени Марину все уже воспринимали серьезно, и было даже непонятно, как до сих пор мы вообще без нее обходились. Если раньше нам казалось чем-то зазорным – обратиться к психологу (на фига это нужно?), то теперь нам казалось странным – пренебрегать ее ценной помощью. Спортивный психолог – это собственно тоже тренер, у которого есть свои приемы и методы, который тоже дает спортсмену задания, учит его контролировать эмоции, переключаться с одного эмоционального состояния на другое, использовать перемену эмоций для того, чтобы «взорваться» во время боя, получить выброс адреналина, новое дыхание и источник сил. В общем, много чему он учит. Грамотный спортивный психолог может решить многие проблемы спортсмена и тренера. Проблема в том, что действительно хороших специалистов в этой области очень мало. Зато полно выскочек с дипломом психолога, которые подрывают доверие к этой профессии.
    Марина была не просто грамотным специалистом, не просто психологом. В своей профессии она была ну, наверное, как Лионель Месси в футболе и Мухаммед Али в боксе - звездой. Я поражаюсь уму, выдержке и интуиции этой женщины. Как же точно она оценила тогда мое состояние и безошибочно выбрала единственно верную стратегию успеха. Разыграв карту секса, страсти и отношений мужчины и женщины, она дала мне такую мощную мотивацию, что даже если бы на кону стояла моя жизнь, я бы не смог драться лучше.
    Я более чем уверен, что она намерено меня игнорировала. Откуда она могла знать, что я сам по любому приду? Не могла. Но все-таки откуда-то знала и сделала так, чтобы заставить меня искать встречи и приложить немало усилий для того, чтобы тот разговор состоялся.
    0
  • 2014-06-08 11:00 Имя: diana

    Если Арсена, Макса и еще кое-кого из парней, Марина и тренер сами провоцировали на контакт, создавая соответствующие ситуации, то со мной все было иначе. Казалось, напротив, специально все делается для того, чтобы я не мог остаться наедине с ней. В итоге у меня был выбор: либо прямо подойти к ней и сказать что-то типа: «Марина Сергеевна, можно Вас на пару минут…», либо ждать удобного момента. Я ждал.
    Марина часто задерживалась после тренировки, чтобы перекинуться парой слов с тренером. Поэтому я тоже начал допоздна оставаться в зале в надежде поймать удобный момент. Но мне не везло. Всегда кто-то был рядом (не один я такой сознательный, после тренировки остаюсь). А иногда и сам Мусаевич со словами: «Ты бы себя поберег», отправлял меня домой. Его задача как тренера в том числе заключается в том, чтобы правильно построить график тренировок и подвести спортсмена к пику его физической формы ровно к началу турнира. Плохо, если боец не успел набрать нужные кондиции. Но если он перегорел и начал терять пиковую форму – это тоже плохо. Не знаю теперь, делал ли это тренер нарочно, препятствуя моим планам. Учитывая, что Мусаевич и Марина всегда были в сговоре и явно работали сообща, я не удивлюсь, если так и было. Но факт остается фактом – застать Марину одну я не мог. Проходили дни. Я начал терять надежду, и уже больше из принципа пытался ее поймать, до последнего оставаясь в зале, когда неожиданно мне представился случай. До ЧР оставалось не более двух недель.
    В тот вечер Мусаевич (чем ближе начало турнира, тем больше всем недовольный) опять задержал нас на полтора часа. Никто из парней поэтому после тренировки со мной не остался. Я сказал Магомеду Мусаевичу, что хочу остаться еще и дополнительно растянуться. Он не возражал. Краем глаза я видел, как Марина следом за ним направилась в тренерскую. Ее серебристый плащ и платок остались висеть на перилах бортика. Это значило, что она по любому вернется за ними. И это был идеальный момент, которого я так ждал.
    "Лишь бы Мусаевич не увязался следом за ней" - думал я, прислушиваясь к шагам в коридоре, ловя стук ее каблучков и пытаясь унять заглушающий все сторонние звуки, бешенный ритм своего сердца. – «Пусть она будет одна».
    Я ждал. Когда, наконец-то дверь зала скрипнула, мне стоило немалых усилий не повернуть сразу же в ее сторону голову. Я напряг слух... Только ее каблучки. Марина вернулась одна.
    Она надела плащ, взяла шарф. Выглядела великолепно. Чему-то радовалась, улыбаясь собственным мыслям. Глаза сияли, и улыбка ее… как всегда потрясающая, как будто предназначалась мне.
    - До свидания, Хаджимурад, - мелодично пропела она. И, попрощавшись со мной, уже собралась уходить.
    - Марина! – окликнул я ее. Без всякого отчества, просто по имени.
    Она обернулась, вопросительно глядя на меня, остановилась.
    Я подошел, нагло ей преградил дорогу, уперевшись в стену рукой прямо перед дверным проемом. Терять мне было нечего.
    - Куда-то торопитесь, да, Марина Сергеевна?
    0
  • 2014-06-10 08:13 Имя: diana

    Она подняла на меня глаза, посмотрела в упор. И вот честно… никогда прежде и никогда потом женщина так на меня не смотрела. Так нагло и откровенно. Она не делала ничего, абсолютно ничего, ни жестом, ни словом мне не давала зацепки, чтобы я мог расценить это как знак и как разрешение дальше действовать, обнять, прикоснуться к ней, что-либо сделать. Но она так смотрела… Что до сих пор вспоминая тот взгляд, мурашки бегут по коже. Если б вы только знали, девушки, что вы с мужчинами делаете…
    У нее в тот момент было такое… непередаваемое выражение лица, блеск и азарт в глазах, хищная полуулыбка, как у дикой кошки, готовой прыгнуть, почувствовавшей запах крови. Она хотела меня, я читал это в ее взгляде. И сам этот факт меня заводил безумно.
    - Ты что-то хотел? – ответила она, наконец. Вопросом на вопрос.
    Не знаю, теперь я уже неуверен. Может, она и спросила нормальным тоном, может и ничего не имела ввиду. Но чуть пониженная тональность ее голоса казалась мне сексуальной. Впрочем… мне все казалось в ней сексуальным. И это ее: « Ты что-то хотел?» Черт! Да конечно хотел!!
    Надо было что-то сказать.
    - Что ж Вы, Марина Сергеевна… со всеми беседуете… всем помогаете… но не мне?
    - А тебе нужна помощь? – казалось, удивилась она.
    - Нет.
    - Ну, тогда в чем проблема… - она неопределенно повела плечами, выражение лица ее изменилось. Контакт был потерян и я понял, что она сейчас уйдет.
    - Вообще-то проблема есть, - среагировал быстро я. Нужно было ее удержать.
    - Какая? – она снова смотрела на меня с интересом.
    Я ответ взгляд. Не хотел ей рассказывать, но пришлось.
    - Я всегда проигрываю одному и тому же бойцу.
    - Шахбану Рамазанову? - проявила осведомленность Марина. Я ж говорю, все она знала…
    - Да. Шаху, - нехотя подтвердил я. Желание, которое она у меня вызывала, прошло. Не люблю говорить о проблемах…
    - Почему? – в упор спросила она.
    Откуда ж я знал!.. Объективно причин для этого не было. Но я проигрывал раз за разом. Шахбан всегда становился первым, а я – вторым. Он был не лучше меня, но победить его я не мог. Но мы были в одном весе и сталкивались на всех соревнованиях. Я выигрывал только в том случае, если он был травмирован или если его кто-нибудь вышибал еще в сетке. Причем я мог победить того, кто выиграл у него, но не самого Шаха. Магия какая-то, колдовство. Мусаевич предлагал, и я уже сам даже думал о том, чтобы перейти в другой вес и разорвать этот замкнутый круг. Но перейти в другой вес – означало сдаться и признать, что Шах лучше. Это не выход, и я это понимал. Я боец не только на ковре, я боец по жизни. У меня психология победителя. И если я сдамся сейчас и перейду в другой вес, я перестану им быть. Я не буду выигрывать и в другом весе, я не буду побеждадать в других обстоятельствах в жизни, нигде и не в чем. У Шахбана надо выигрывать. Этот момент определяющий. И Марина, черт возьми, могла мне в этом помочь!
    0
  • 2014-06-10 10:43 Имя: diana

    - Почему ты проигрываешь? – повторила она вопрос.
    Не люблю я это слово «проигрывать». И не люблю говорить о проблемах…
    - Не знаю, - ответил я.
    - Он лучше, чем ты? - напрямую спросила она.
    - Нет! – с возмущением отверг я.
    - А что говорит тренер?
    Клянусь, она знала прекрасно, что говорит Мусаевич.
    - Говорит, что я могу победить. Что и физически и технически я подготовлен лучше.
    - Ну так что еще нужно тебе? – пожала плечами Марина. - Побеждай!
    Она собралась уходить. Ну уж нет! Я ждал ее слишком долго и не намерен был упустить, а потом еще месяц-два-три ждать подходящего случая.
    - Ты мне нужна! – резко выдохнул я.
    Поймав ее за предплечье, я толкнул Марину к стене. Я сам от себя этого не ожидал. Она, думаю, тоже. Я снова встретил ее этот взгляд, хищной кошки. И снова как током ударило в голову. Вру, конечно, не в голову. Ее приоткрытые губы блестели, маня. «Либо сейчас, либо никогда», - пронеслось в сознании.
    Я хотел поцеловать ее, но Марина предупредила мое намерение. Ее ладошка уперлась мне в грудь.
    - Это не твой сценарий, Хаджимурад. Как в фильме не будет.
    О чем это она?
    - Какой еще сценарий?
    - Ну… есть такой фильм «Жестяной Кубок». Смотрел его?
    Тааак. И откуда ж Марина Сергеевна знает, что это один из моих любимых фильмов? Но знает же 100%, я в этом уверен был. И про Шахбана она знает, и про отца Макса и про Лехину несчастную любовь… Марина Сергеевна все про всех знает… Я начал соображать, где и когда я мог обсуждать это с тренером. «Жестяной Кубок» - это фильм про спорт, главный герой которого, талантливый спортсмен влюбляется в женщину-психолога, которая помогает ему справиться с проблемами в спорте.
    - Да, смотрел, - я не стал отрицать. – А что, сладкая, тебе этот фильм не понравился?
    Это было, конечно, наглостью. Но, а что мне было терять? Я итак уже перешел все границы, когда толкнул ее к стене, когда пытался поцеловать. И если Марина хотела поставить меня на место, то не на того нарвалась. Не надо было со мной в эти игры играть. Типичная женская уловка. Сначала девушка дает парню зеленый свет, дает понять, что он нравится ей, но как только парень пытается сократить дистанцию, девушка возмущается, строит из себя оскорбленную невинность. Типа «я не такая, я жду трамвая…» Ай-яй-яй, Марина Сергеевна! Как нехорошо! Зачем же Вы бедного горского мальчика соблазняли? И не надо теперь говорить, что ничего Вы такого не делали и не имели ввиду. Можете это считать особенностью национального мышления и чисто Кавказским шовинизмом, но женщина, которая, не отрываясь, смотрит прямо мужчине в глаза, явно его приглашает к сближению.
    0
  • 2014-06-10 12:45 Имя: diana

    - И знаешь что, сладкая, ты права. «Жестяной Кубок» - это не наш сценарий. И вообще фильм этот не про меня. А знаешь, какой мне сценарий нравится?
    Меня уже просто несло, я поймал кураж и творил что хотел. Это ощущение… я бы назвал его вкусом победы, ощущение своего превосходства. До сих пор такое бывало со мной только в спорте, но никогда с девушками. Это состояние, когда ты чувствуешь, что переломил, наконец, ход поединка в свою пользу, когда у тебя все получается, соперник растерян, деморализован и все что нужно тебе – просто его добить.
    Тренер всегда учил – добивать. Вперед и только вперед. Не останавливаться, не бояться совершить ошибку, не сбиваться с настроя на победу. Вперед! Этим правилом я руководствовался в спорте, этим правилом я руководствовался в жизни. На это правило я опирался и том в словесном поединке с Мариной. Только с Мариной кураж был еще более кайфовым, чем на ковре. Это было совершенно новое ощущение. Абсолютно новый для меня опыт и я чувствовал, что у меня получается. Я ее переигрывал на ее же поле…
    - Так вот… Есть такой фильм «Эммануэль». Ты его видела?
    Я не был уверен, что такие приличные девочки, как Мариночка, смотрят такие неприличные фильмы, как «Эммануэль». И вообще не был уверен в том, что это название ей о чем-то говорит. Хотя в самом начале 90-х, когда не было Интернета и свободного доступа к порнографии, этот фильм (по теперешним меркам скорее эротический, чем порнографический) – был просто бомбой. Я смотрел его в видеосалоне (ну были в те времена такие заведения и те, кто постарше, помнят). Мне было тогда лет 12, наверное. И, хотя я совершенно не помню сюжет (если вообще он там был), но одна сцена просто меня поразила и врезалась в память.
    - Что за фильм? – заинтересовалась Марина. Был ли этот интерес профессиональным или простое женское любопытство, но Марина, очевидно по ее реакции, явно фильм не смотрела. Иначе б, дала мне, наверно, пощечину.
    «Впрочем, - подумал я, – такая возможность (дать оплеуху) у нее еще будет».
    - Суть в том, - начал рассказывать я, - что француженка (ну эта самая Эммануэль) приезжает в Бангкок. Ее местный знакомый, работающий в посольстве, устраивает ей экскурсию по городу, в основном по злачным местам. Атмосфера нагнетается, возбуждение нарастает, пылкая француженку уже готова отдаться почти первому встречному…
    Я внимательно наблюдал за выражением лица Марины, готовый в любой момент перехватить ее руку, если она все же решит дать пощечину. Но Марина загадочно улыбалась. Я смотрел на нее и не мог понять, о чем думает эта женщина. Вот бесит меня эта улыбка Джаконды. Никогда не знаешь, что за этой улыбкой стоит. Что она чувствует? Мой мозг быстро просчитывал варианты, анализируя ее состояние. Она была… не напугана, это точно. Не в ярости – точно. Возбуждена? Не уверен. Заинтересована? Да, пожалуй. Но не сюжетом фильма. Заинтересована игрой, интригой между мужчиной и женщиной. Это как в шахматах. Мой ход. Ее. Психологический поединок: профессионалы против любителей. Не ожидали такой поворот, да, Марина Сергеевна? И ведь похоже на то, что любители у профессионалов выигрывают…
    0
  • 2014-06-11 08:37 Имя: diana

    - В итоге этот мужик приводит ее на подпольные бои без правил, - продолжал тем временем я, - договаривается с организаторами и объявляет бойцам, что победителю финального поединка будет наградой эта очаровательная француженка. В середине 70-х, когда снимался этот фильм, Вы себе представляете, Марина Сергеевна, что это было для тайца поиметь красивую белую женщину, блондинку к тому же? Ажиотаж просто!
    - Думаю, что сюжет мне понятен, - вмешалась Марина, не дав мне закончить. - И уверена, он не про нас.
    Она все же решила, что я слишком далеко зашел. Остановила меня чисто по-женски, мягко, но настойчиво. Губы ее по прежнему улыбались, но в глазах появилось легкое беспокойство.
    Что? Занервничала, моя сладкая? Правильно… Потому что расклад мы имеем такой: красивая белая женщина и спустившийся с гор абрек (молодой и сильный, мастер спорта, так, к слову), который хочет эту красивую белую женщину. Время позднее. Тренер ушел, и кроме пьяного сторожа никого в здании нет… И знаешь, чего я хочу, сладкая? Я хочу взять тебя прямо здесь и сейчас, в зале, на этом ковре. Чтобы было как в фильме. Хотя лучше, конечно, если б я победил в бою, если б я тебя выиграл. Знаешь, любимая, ты такая желанная, ты такая красивая…
    Я безумно хотел поцеловать ее, но стратегически делать этого было сейчас нельзя. Чего я добьюсь? Она же не даст мне прям здесь и сейчас. Она же не шлюха, она приличная девушка. Она опять жестко меня осадит, и я потеряю то преимущество, которое получил. Я вообще потеряю все шансы. Будет правильней ее чуть напугать, а потом отпустить. Показать силу, но не воспользоваться ситуацией. Цель – не трахнуть ее любой ценой. Цель – заставить себя уважать. Иначе ничего у нас с ней не выйдет…
    Она, наверное, поняла мое состояние. Я смотрел в ее расширенные зрачки - боится все-таки. Подожди, сладкая, еще чуть-чуть, и я тебя отпущу…
    - Знаете, Марина Сергеевна, - (я намерено перешел на Вы, чтобы ее не пугать и не скатываться в пошлость), – я, когда смотрел этот фильм, был еще подростком. Но тогда уже я занимался спортом и сцена, где победитель прямо на ринге на глазах у зрителей берет эту женщину, очень меня впечатлила. Наш тренер считает, что любовь, секс и девушки плохо влияют и негативно сказываются на результатах. Но я думаю, он не совсем прав. И в некоторых случаях это наоборот - сильная мотивация. С точки зрения психологии, как Вы считаете?
    По моему тону Марина поняла, что ей ничего не грозит, изнасилование отменяется, успокоилась, снова разулыбалась загадочно (ути, моя сладкая…).
    - Знаете, Хаджимурад, - она тоже перешла на Вы, и правильно сделала… Похоже, что уважение я все-таки заработал (молодец, горец!), – я думаю, это очень сложный вопрос и требует более детального рассмотрения. Поздно уже, может, вернемся к этому разговору в другое время?
    - Конечно, Марина Сергеевна, не смею задерживать Вас.
    Я сделал шаг в сторону, позволяя ей, наконец, пройти.
    - До свидания! – мило попрощалась она. Упорхнула, как бабочка. А я еще долго ей смотрел вслед, слушал стук ее каблучков, пока не затихли звуки. В воздухе остался витать едва уловимый запах ее духов, с восточными сладкими нотками. Я вдохнул, закрывая глаза…
    - Пока, моя сладкая…
    0
  • 2014-06-11 09:34 Имя: diana

    Я очень ждал следующей тренировки, следующей встречи. Любопытство разжигало, интересно было, как она себя поведет, как реагировать будет, как будет смотреть мне в глаза. Невозможно же сделать вид, что ничего не случилось и не изменилось между нами. Сердце учащенно билось, когда я шел на тренировку, но меня ждал облом. Марины не было. То, что я не увидел ее в зале, когда пришел, меня немного огорчило, но не сильно. Она часто опаздывала к началу тренировки, иногда вообще появлялась только к концу. Однако через 20 минут после начала тренировки я уже точно знал, почувствовал, что она не появится. Неожиданно для себя расстроился, даже пришлось приложить усилие, чтобы собраться и сосредоточиться на тренировке. Тем более это было важно накануне чемпионата России.
    Возвращаясь вечером домой я гадал, почему она не пришла. Успокаивал себя тем, что накануне ЧР она не может все бросить, а значит, по любому появится. Но все-таки почему она не пришла? Было ли это случайное совпадение. Ведь могли же быть у нее какие-то дела? Или это из-за меня? Мне бы хотелось думать, что из-за меня. Но я не был настолько самонадеян.
    Тем не менее я с нетерпением ждал новой встречи. Увидел ее только на следующий день.
    - Добрый вечер! – поздоровался я, намерено не называя ее ни по имени, ни по имени отчеству.
    - Добрый вечер, Хаджимурад! – ответила мне Марина.
    Она была такой же, как всегда. Та же загадочная полуулыбка на губах. Она ведь это умеет - нагло смотреть в упор. Моя Мариночка. Умеет эмоции контролировать. И все прокатило бы, только... мы встретились взглядами, и она опустила глаза. Смутилась. И чуть покраснела даже. Да неужели?! И сердце наполнилось радостью. Моя сладкая…
    Хотелось ее обнять, прижать к себе, вдохнуть ее запах, и с поцелуем спросить: «Как дела? Где ты была вчера? Я скучал…»
    «Интересно, - подумал я. – Если б мы были одни, она бы позволила?» Вопрос риторический. Наверное, если б мы были одни, я бы и сам это себе не позволил. Не сразу во всяком случае. Или сразу? Не знаю я. Я бы наверно, коснулся ее, убрав со щеки прядь волос, заправил за ушко ту прядь, пропустив между пальцами. И если б она подняла на меня глаза, поцеловал бы сразу же. Если нет, то не стал бы спешить, сказал бы ей: «Ты такая красивая, и пахнешь так сладко…»
    Про то, что красивая и прекрасно выглядит можно было бы и сейчас сказать. Но на «Вы» обращаться к ней я не хотел. А на «ты», возможно, пока еще рано.
    Так ничего не сказав, я отошел, ругая себя за нерешительность. Марина… она не такая как все. Я не хотел рисковать и предпочел не сказать ничего, лишь бы не ошибиться. Правильно ли это? Наверно, неправильно. Наверное, лучше попробовать и ошибиться, чем не делать вообще ничего.
    Но с другой стороны ошибка может дорого стоить. Я не был уверен в том, как вести себя правильно. Опыта мне не хватало, поэтому я предпочел снова ждать шанса, чтобы действовать наверняка.
    «Ладно, - успокаивал я себя, пешком возвращаясь домой. – Это лучше, чем подставляться, как Арсен на прошлом ЧР с вертушкой». Не надо спешить. И я ждал.
    Подходящего случая не было, но я знал, я чувствовал, что нравлюсь ей. И когда я терял уверенность, я снова ловил ее взгляд. Она снова опускала глаза, и сердце мое радостно ёкало. Что? Все же влюбилась, сладкая? Это была такая пацанская игра. Я ничего поделать с собой не мог. Я подойти к ней не мог. Реально, мне не хватало опыта. Но вечером сидя в метро, слушая плеер, я закрывал глаза и снова прокручивал в памяти все эти моменты. Она так мило краснела, моя маленькая.
    Мне было 23. Ей, наверное, 35. Но для меня это ровным счетом уже не имело значения. Она была моей. Моя девочка сладкая…
    0
  • 2014-06-11 13:46 Имя: diana

    - А дальше что?
    Я добавила сахар в кофе. Начиналось утро, и розовое небо на востоке подсвечивало золотые купола Покровского Собора. Дворник шуршал по асфальту метлой. Пахло весной, и в приоткрытое окно ветер доносил до меня звуки просыпающегося города.
    - Интересно? – усмехнулся он.
    - Еще бы!) Самая необычная история любви, которую я когда-либо слышала.
    - Да ладно, Марианна. Вы уже спать хотите, наверное, а я все не отпускаю Вас… Как-то прям не удобно. Сам не сплю и не даю спать красивой женщине…
    В бархатном его голосе снова звучали вкрадчиво-провокационные нотки. Интересно, как же он выглядит…
    - Ничего не имею против, - в тон ему промурлыкала я.
    - Правда?
    - Конечно.) Это же так… волнующе. На вопрос: « Как дела?» я могу теперь смело ответить подругам, что провела ночь с чертовски привлекательным мужчиной, который был так хорош, что до утра не давал мне спать.
    Он засмеялся.
    - Откуда Вы знаете, может, не так я хорош. Может, я толстый, лысый коротышка…
    - Серьезно?
    - Нет. Но раз уж мы оба не спим, хочу пригласить Вас на кофе… И будет что рассказать подругам… Куда за Вами заехать?
    - Ммм… я подумаю. А пока может вернемся к Вашей истории?
    - Конечно, вернемся. За чашечкой кофе как раз и вернемся.) - Он явно меня поддразнивал, - Правда же интересно узнать, чем все закончилось?
    - Это звучит как шантаж, - улыбаясь, заметила я.
    - Разве? Мне кажется, это звучит как заманчивое предложение…
    - Регламент нашей компании запрещает лично встречаться с клиентами.
    - Почему?
    - Чтобы в них не влюбиться, - отшутилась я.
    - Да? А я, может, не против, чтобы в меня влюбились…
    - И все же… Вернемся к истории. Очень хочу узнать, что было дальше…
    - Дальше? – Хаджимурад снова вдруг стал серьезным. – Дальше был Чемпионат России…
    0
  • 2014-06-12 03:45 Имя: diana

    Первый день в таких турнирах отводится на регистрацию, жеребьевку, взвешивание и прочие. Второй и третий день - с утра предварительные поединки, вечером финалы.
    Уже после жеребьевки, взглянув на сетку проведения боев, я понял, что по любому на Шахбана не попадаю. С Шахом мы встретиться можем только в финале, если оба до финала дойдем. Даже не «если», а «когда» до финала дойдем. В себе я ни разу не сомневался, уверенность была непоколебимая. В нем сомневаться тоже не приходилось. Шах – высококлассный боец, амбициозный, сильный, опытный, с агрессивной манерой боя. Серебряный призер Чемпионата Мира прошлого года и общепризнанный фаворит нынешнего Чемпионата России. На него многие ставили.
    Я прикинул по сетке его возможных соперников. Надеяться на то, что его выбьют, и он не дойдет до финала, не стоило. Впрочем, я не надеялся. Напротив, я жаждал встретиться с ним в финале. Выигрывать на турнирах такого уровня очень почетно. Кому не хочется быть чемпионом? Но я для меня эта победа была бы обесценена, если б я выиграл на ЧР, но не у Шаха. Я хотел встретиться с ним финале и победить. Только так.
    Своего соперника в первом своем предварительном поединке я хорошо знал, боролся с ним раньше. Мусаевич даже не стал мне давать никаких наставлений. Подошел только ко мне перед самым выходом на ковер, положил на плечо руку, внимательно заглянул в глаза.
    - В порядке, Мурад?
    - Да, - ответил уверенно я.
    Именно в этот момент почему-то я остро почувствовал как же сильно люблю и уважаю этого человека. Он был всегда для меня непререкаемым авторитетом, Учителем с большой буквы, вторым отцом и даже больше.
    Хотелось сказать «спасибо», но момент был не подходящим. Я просто накрыл его руку ладонью. Подумал: «Не подведу».
    Объявили мое имя. Тренер легонько хлопнул меня по спине:
    - Алга!
    Это его «алга» (вперед) - было спусковым механизмом, психологической привязкой, волшебным словом, услышав которое, я мгновенно отключал все внешние раздражители, так, что мир вокруг переставал существовать, входил в состояние боевой готовности и сосредоточенности, мобилизовывал силы, чтобы потом взорваться на максимуме своих возможностей.
    - Алга!
    0
  • 2014-06-12 17:30 Имя: diana

    Я уверенно победил. Грамотно провел поединок, не допустив ошибок. Хорошее начало. Эта победа придала мне чуть больше сил.
    - Молодец! – констатировал тренер. - Не расслабляйся.
    Я кивнул и отправился наблюдать другие бои в своей весовой категории, присматриваясь к потенциальным соперникам.
    Но прежде всего я глазами нашел Марину. Она стояла поодаль с Максимом и Арсом. Увидев ее, я успокоился, но подходить к ним не стал. Она тоже в мою сторону не смотрела. Это хорошо. Ни к чему сейчас с ней встречаться взглядами. Я должен быть собран. Любовь расслабляет. Ее поддержка мне сейчас не нужна. Нужно знать просто, что она рядом. Марина, я думаю, это интуитивно чувствовала, и избегала ко мне подходить, встречаться со мной глазами. За первые два дня турнира я только дважды, наверное, смог поймать ее взгляд. И это было по другому, чем на тренировках. Марина не опускала глаза, но и с вызовом, как прежде, тоже на меня не смотрела. Никакого смущения и никакого секса. Очень теплая улыбка и теплое выражение глаз - она как будто подпитывала меня энергией. Приятно думать было, что этот взгляд и эта улыбка шикарная предназначаются лично мне. Я знаю, она видела мои поединки. Я ловил восхищение в ее взгляде. Так мне казалось. Комфортное чувство уверенности и эйфории от предвкушения новой победы распирало меня изнутри, когда я встречался с ней взглядом.
    Я уверенно шел к финалу. Остальные наши ребята, из тех, кто прошел на ЧР, тоже выступали лучше, чем всегда. Мусаевич был доволен. Леха занял третье место в своей категории. У Максима реально был шанс взять золото и поехать на Чемпионат Мира. Арсен тоже шел на победу, демонстрировал чудеса самодисциплины и радовал тренера, выигрывая раз за разом, а Рома был просто в ударе. Он выбыл в четвертьфинале, но, честно, был очень хорош. Просто не повезло. Победы друзей окрыляли, придавали дополнительную уверенность. Все мы как будто поймали одну волну. Чемпионат России – это, конечно, индивидуальное первенство, но на этом ЧР явственней чем когда-либо раньше, я чувствовал поддержку товарищей, чувствовал себя частью команды. Было четкое ощущение, что мы лучше, сильнее других.
    Марина все время находилась с нами – тоже неотъемлемая часть нашей команды. Ее постоянное присутствие рядом, вызывало недоумение у парней, приехавших с других регионов. С их точки зрения, делать ей здесь было нечего. Но с вопросами никто особо не лез (по крайней мере, ко мне). Только у Шаха хватило наглости подойти и спросить напрямик:
    - Эу… а че за чикса тут с вами крутится?
    0
  • 2014-06-16 03:53 Имя: diana

    - Чиксой сестру называть свою будешь, - отрезал Арсен. – Марина Сергеевна – спортивный психолог.
    - Да ну? – ухмыльнулся Шах. – А без психолога чё никак?
    Еще три-четыре месяца назад мы сами бы подняли на смех Шаха, если бы он приехал на соревнования с психологом. Но теперь наоборот нам казалось странным – пренебрегать помощью спортивного психолога. Это равносильно тому, чтобы, имея под рукой навигатор, спрашивать у прохожих дорогу. Арсен ничего не ответил, но от души смерил Шахбана высокомерно-презрительным взглядом, как если бы тот не знал или не умел каких-то элементарных вещей.
    Разговор был окончен. Шаху дали понять, что обсуждать дальше с ним эту тему никто не намерен. Но Шах никуда, конечно, не делся. Не затем он завел этот разговор, чтобы теперь отвалить. Нет. Шах подошел к нам с единственной целью – вывести меня из равновесия, сделать так, чтобы я потерял контроль над эмоциями и то состояние отрешенной сосредоточенности, в котором я находился сейчас, и в котором я побеждал.
    По возможности Шах всегда старался психологически задавить соперника. Я не знаю, где он этому научился, может быть, тоже работал с психологом, но делал он это четко и целенаправленно.
    У него была фишка. Когда Шах побеждал, он, уходя с ковра (уже за его пределами, чтобы не быть дисквалифицированным за неспортивное поведение) поднимал руку в жесте римских патрициев, решающих в Колизее судьбу проигравшего гладиатора. Большой палец вверх – оставить в живых, большой палец вниз – убить. Шах поднимал руку и поворачивал вниз большой палец. Наглость невероятная.
    В итоге чей-то тренер, видимо, подал жалобу, и Шаха предупредили, что в следующий раз он точно будет дисквалифицирован. Понтоваться на ковре Шахбан перестал, но продолжал развлекаться тем, что перед боем ловил взгляд соперника, поднимал в сторону руку, поворачивал вниз большой палец. Любимая его присказка при этом была: «Шах и мат».
    Шахбана за это никто не любил, даже свои. Его бы отпиздить хорошенько. Не на ковре, не с судьей и по правилам, а в живую и жестко. Но реально возможности такой не было. Шах был из другого региона. Но даже если б мы были с одного города, я не уверен, что встретить ночью его в подворотне было бы правильно. Даже если б я мог, я бы этого не хотел. Я хотел его победить честно, открыто, на Чемпионате России, единогласным решением судей. Я хотел победить его психологически. Но пока у меня это не получалось.
    Я презрительно кривил губы, когда он, поймав мой взгляд, в излюбленном своем жесте поднимал руку вверх. Шах и мат? Да пошел ты… Но как бы там ни было я раз за разом проигрывал. Дело даже не в самом этом жесте, сам по себе он ничего не значил. Дело в том, что Шахбан выводил меня из себя, чтобы я потерял боевой настрой. Собственно с этой целью он и завел разговор о Марине.
    0
  • 2014-06-16 23:12 Имя: diana

    Было ли то совпадение или каким-то звериным чутьем Шах смог понять, что к Марине я неравнодушен, но он продолжал прицельно бить в ту же точку.
    Не дождавшись ответа на свой хамский вопрос, он окинул Марину весьма выразительным взглядом, рассмотрев с ног до головы, цокнул языком.
    - Какая… мне бы такого психолога!
    В этом замечании явно был сексуальный подтекст. Шах обернулся ко мне, подмигнул:
    – Ниче, если я ею тоже попользуюсь?
    В наглой усмешке блеснули зубы. Шахбан точно знал, кто для меня Марина. Неужели со стороны так заметно? Кулаки инстинктивно сжались. Я был готов апперкотом въехать ему по печени. Шахбан нагло скалился. Знал, падла, что если я его сейчас ударю, то буду дисквалифицирован по меньшей мере на год. Он этого ждал.
    Арсен рядом тоже напрягся, готовый тут же вмешаться. Арс знал, конечно, о нашем с Шахом противостоянии и о том, что тренер запретил мне вообще с ним о чем либо разговаривать . Собственно поэтому Арсен и отшил Шахбана, когда он к нам подошел. Арс меня защищал. Но мне не нужны защитники. Это моя женщина и моя проблема.
    - Ну так чё? – повторил вопрос Шах. - Дашь ей попользоваться?
    За его спиной я взглядом выцепил из толпы белокурую головку Марины. Стоя в профиль ко мне она разговаривала с Мусаевичем. Словно почувствовав, на мгновение обернулась, и тут же снова переключилась на тренера. Этого мне хватило, я успокоился. Появилась уверенность и кураж, который я чуть было не потерял.
    Я проникновенно улыбнулся Шаху, как лучшему другу. Сочувственно посмотрел в глаза, положил на плечо руку, как если бы собирался ему сообщить, что он тяжело болен, и жить осталось ему не больше месяца.
    - Не хочется тебя огорчать, брат, но психолог тебе не поможет. Плохи твои дела. Турнир тебе этот не выиграть. И следующий тоже. Не быть тебе никогда чемпионом, потому что пока мы с тобой в одном весе, чемпионом всегда буду я.
    Шахбан охренел от моей неожиданной наглости. Я смог переломить ситуацию и получить психологическое преимущество. Шах был обескуражен, выбит из колеи. Такой нестандартной реакции он не ожидал, и не знал, что ответить. С него вдруг слетел его обычный понт, он как-то даже растерялся. Потом правда кое-как взял себя в руки, но не нашел ничего более оригинального, кроме как неуверенно вякнуть:
    - Это мы посмотрим еще!
    Прозвучало как тявканье болонки. Я вспомнил всем известные строки из басни Крылова: «Ах, моська, знать она сильна, коль лает на слона». Снисходительно улыбнулся Шаху, посмотрев на него с нескрываемым сожалением. Шахбана аж передернуло. Видно, я настолько был убедителен, что мои слова Шах расценил как пророчество. Надо ж какой суеверный! Он развернулся и быстро ушел, больше ничего не сказав.
    - Четко, брат! – восхитился Арсен.
    Я был на удивление спокоен и уверен в себе. Просто кивнул, соглашаясь, и снова перевел взгляд на Марину, любуясь ее точеной фигуркой, тонким профилем, нежной, как атлас кожей. Хорошая моя, сладкая…
    0
  • 2014-06-17 06:04 Имя: diana

    Шах нашел все же способ меня достать. Быстро он, однако, очухался и вновь обрел свой привычный понт и наглость. Незадолго до финала он подошел к Марине. Я видел, как они разговаривают. С Шахом все было понятно. Я без труда мог прочесть и мысли его и намерения и мотивы. Чего там может быть непонятного… Но Марина… Она слушала его… Как будто внимательно. Будто одобрительно даже, но наверняка этого не скажешь. Улыбалась загадочно как Джаконда (ненавижу эту улыбку) и по ее лицу нельзя было точно сказать, как она воспринимает Шаха и то, что он ей втирает.
    Я как увидел их вместе, сердце остановилось и… все. Ппц. Самоконтроль мой весь улетучился. Ревность обожгла глаза, все внутри клокотало. Обиды одна за другой начали взрывать мозг. Вот… с Шахом разговаривает. А ко мне за все это время даже не подошла… Она должна была быть на моей в стороне. Она же – в НАШЕЙ команде! Так почему она разговаривает сейчас с ним? И о чем?
    Конечно, я помнил, что сам не хотел, чтоб она подходила ко мне. Но теперь, это, конечно, уже не имело значения. Имело значении только то, что сейчас Шах ее клеит, а Шах всегда был лучше меня… Вот откуда опять эта установка? Кто сказал, что что Шах лучше меня? Я же еще пять минут назад думал иначе и был уверен в том, что это недоразумение - то, что Шах постоянно выигрывает, что так не должно быть, и я сегодня исправлю это, и никто больше не усомнится в том, кто из нас лучший. И вот опять… эта предательская мысль, что Шах лучше меня. Ему везет на ковре, ему везет в любви… Но даже, если он до сих пор выигрывал на ковре, с чего я решил, что в любви он тоже меня обойдет? Нет здесь логики. Это не взаимосвязанные вещи, и все же… Девушки любят чемпионов, девушки любят победителей. Победитель получает все: славу, деньги, женщин… А Шах был победителем.
    Все зависит от точки зрения. Можно же было взглянуть на ситуацию с другой стороны. Шах клеится к моей девушке. Ну и что? Она красивая, к ней все клеятся. Она умная, психолог к тому же, и его дешевые понты видит насквозь. Она вежливо его 30 секунд послушает, а потом культурно пошлет. Моя девушка меня любит… Но почему же я не был уверен в этом? Я сомневался в Марине, я сомневался в себе…
    Финальный поединок еще не начался, но я уже чувствовал себя проигравшим. Вот прям сейчас, с минуты на минуту начнется финальный поединок в легчайшем весе, скоро до среднего веса дойдет. У меня максимум полчаса, чтобы взять себя в руки и настроится на победу. Если я выйду на ковер раздавленным, как сейчас, я проиграю. Бывает же такое состояние, когда ты должен немедленно что-то сделать, но понимаешь, что не достигнешь цели, что проиграешь, что не получится. И все равно тебе придется это сделать и через этот пройти. Через весь этот позор… Бля… если Шах выиграет (а он выиграет), мне вообще лучше тогда уходить из спорта. Да вообще можно сразу вешаться, потому что я неудачник.
    0
  • 2014-06-17 08:56 Имя: diana

    «Мурад, возьми себя в руки!» - я эту фразу в последние три месяца тысячу раз повторял. Эта фраза мне нравилась, я привык вместе с ней сразу же начинать успокаиваться, брать под контроль эмоции, приводить свои чувства в порядок. Эта команда была психологической привязкой, как «Алга!» тренера. «Возьми себя в руки, Мурад!» Проблема лишь в том, что времени слишком мало. Я не работал над тем, чтобы реакция на эту команду была мгновенной. До сих пор передо мной не стояла такая задача. У меня всегда было в запасе время и я, наверное, жалел себя, позволял себе рассусоливаться, и как-то даже получал удовольствие от этих переживаний. Нравился мне этот процесс – себя успокаивать. И вот теперь мне придется платить слишком высокую цену за это себялюбие.
    В легчайшем весе должен быть выступать Макс, который тоже дошел до финала. Марина, попрощалась с Шахом (интересно, если б не Макс, долго еще она продолжала бы с ним любезничать?) и подошла к Максиму и тренеру. Выражение лица Марины как всегда оставалось загадочным. Неясно было, как она отнеслась к Шаху и что думает о нем. Я хотел прочесть Шаха и по нему понять, с чем оставила его Марина. Но Шах смотрел на нее с таким откровенным желанием, что никакой другой мысли у него в тот момент просто не было.
    Я попробовал анализировать. Что мы имеем? Шах не выглядит подавленным или раздраженным, как если б она отказала. Но и довольным не выглядит, как если б все было на мази. Шах просто ее хотел и не больше. Это выбесило меня. И очевидно, что прямо Марина его не послала, иначе бесился бы он, а не я…
    Черт! Я отвернулся, принялся массировать шею и большой позвонок. «Возьми себя в руки, парень!» Я попытался отключиться от этих мыслей, но они все равно лезли в голову. Что она думает про Шаха? Он – объективно красавчик, наглый и самоуверенный. Обаятельный гад, по ушам пройтись может. Такие, как он, девушкам нравятся. С чего я вообще решил, что Марина мне отвечает взаимностью? Она же ни разу явно мне это не дала понять… Вот же я идиот… «Прекрати сейчас же!» - одернул я сам себя. – «Возьми себя в руки или сразу иди повесься.»
    Ко мне подошел Рамиз, позвал смотреть бой Макса. По хорошему, мне надо было пойти посмотреть, поддержать товарища. Но я должен был быстро договориться с самим собой, привести себя чувство, поэтому отказался. Рамик ушел смотреть финал без меня, а я неимоверным усилием воли подавив внутренний монолог, переключился на бой с тенью, разминаясь в легком темпе. Следующим после поединка Максима должен был быть финал в весе до 68 кг, а потом уже наш с Шахом бой.
    Я хоть и пришел как-то в чувство, но настроение было ни к черту. Да, я успокоился, но не было того подъема и куража, который необходим для победы. Макс стал чемпионом. Заслужено. Макс молодец. Я смотрел все его предварительные схватки, я болел за него и за всех наших. И вот наша первая победа в команде, наша первая в этом турнире золотая медаль. Ребята его поздравляли, качали на руках, искренне радовались. Только я радоваться не мог. Я был выжжен, опустошен. Борьба с самим собой забрала слишком много сил. Эмоций не было. Я уже больше не чувствовал себя неудачником, но знал, что кураж уже не поймаю. Я намерен был выложиться в поединке с Шахом как никогда, но понимал, что если и выиграю, бой будет очень тяжелым.
    Конечно, я тоже поздравил Максима, но потом отошел сразу в сторону. Нужно сосредоточиться. Краем глаза я уловил чью-то тень рядом. Да неужели? Наша красавица все же решила ко мне подойти.
    - Неужели, Марина Сергеевна, Вы решили таки поддержать меня перед финалом? – сухо бросил ей я.
    0
  • 2014-06-18 06:39 Имя: diana

    Она помолчала, глядя на в сторону зала. Взгляд ее был устремлен на ковер, где шел поединок в весе до 68 кг.
    - Я смотрела этот фильм, - произнесла вдруг она.
    - Какой? – опешил я, не сразу сообразив, о чем речь.
    - Эммануэль, - она сделала паузу. - Мне понравился.
    Я забыл о Шахе, забыл о предстоящей схватке, о страхах своих, о сомнениях. Забыл обо всем. Я не верил своим ушам, я на нее просто пялился, отрыв в изумлении рот.
    - Эта сцена, где победитель берет эту женщину…, - Марина замолкла на полуслове.
    - Что??! – не выдержал я.
    - …очень возбуждает, - закончила она свою мысль.
    Еще бы! Эта сцена – эротическая мечта любого спортсмена в боевых видах спорта, любого бойца. Обычно мужчины мечтают о сексе сразу с двумя-тремя девушками, а мы – вот о таком. Получить в награду самую желанную женщину, взять ее тут же на ринге на глазах у соперника, на глазах у зрителей. И то, что все это видят другие – возбуждает сильнее.
    - Хочешь меня прямо здесь? – вдруг спросила она, все также глядя на ковер, где шел поединок.
    У меня аж перехватило дыхание. То, что я чувствовал – такого вообще никогда со мной не было. Конечно, хочу! Я не сразу обрел дар речи.
    - Да!!!
    Она обернулась ко мне, посмотрела прямо в глаза, в упор, в самые зрачки.
    - Тогда побеждай!
    - Ты это не серьезно, - не поверил ей я.
    - Серьезно!
    - Это же невозможно!... здесь…
    - Зато в зале, после тренировки возможно.
    Она говорила спокойно, уверенно, абсолютно уверенно и абсолютно серьезно. Красивая, наглая, сексуальная...
    - Так ты хочешь меня или нет?
    Мне показалось, что она теряет терпение, что развернется сейчас и уйдет. Я схватил ее за предплечье, как тогда, когда мы одни были в зале, дернул к себе. В ноздри ударил терпкий, опьяняющий запах ее духов.
    - Хочу очень!
    Она уперлась кулачками мне в грудь. Я понял, что переборщил. Хорошо, что все смотрят финал, эта сцена не привлекла к себе много внимания. Я должен был отпустить ее, но прежде, я должен был знать:
    - А ты? Ты… хочешь?
    Она не ответила, как истинная женщина. Улыбнулась, в глазах загорелись искорки. И тут она уже играла со мной. Нервы мои итак вымотанные психологической нагрузкой и Шахом, были уже на пределе.
    - Я если выживу, я клянусь, задушу тебя, женщина, - прошипел я, ее отпуская.
    Она поняла меня, перевела снова взгляд на ковер, заговорила спокойным, но все же чуть севшим голосом.
    - Мне нравится эта идея. И хочу осуществить ее с того дня, как ты впервые мне описал эту сцену. Это очень… меня возбуждает.
    Лично меня возбуждал контраст между спокойным ее тоном, и тем, что она говорила. Но это было немного не то, что я ожидал услышать. Я спросил, хочет ли она меня, лично меня. Она ответила, но не так. Она что пытается мне сказать, что если Шах выиграет…
    Я снова дернул ее за предплечье, развернув к себе:
    - Ты о чем говорила с Шахом?
    - С Шахбаном? – переспросила она. - Ааа… он предлагал мне работу.
    - Какую еще работу? – рявкнул я.
    Марина пожала плечами.
    - Ну… ему нужен психолог.
    - Какой еще к черту психолог? Не нужен Шаху психолог. Ему нужно трахнуть тебя!
    Она вдруг встрепенулась, взглянула на меня так, как будто сама эта мысль показалась ей интересной.
    - Правда?
    У меня уже слов не было с этой стервой, я их уже не выбирал.
    - Когда-нибудь я убью тебя, - выдохнул я. «Но сначала выебу».
    Последнее я произнес уже мысленно.
    - Если ты победишь, - по-деловому продолжала Марина, как если бы мы обсуждали условия сделки, - ты получишь меня. Если нет – я иду работать на Шаха.
    - Ты к нему не пойдешь! - я до боли, до синяков, наверное, снова сжал ее руку.
    - А ты побеждай! – бросила она с вызовом.
    Я услышал, как объявили наш с Шахом бой. Подлетел Макс, мы ударили по рукам. Был у нас в команде такой обычай - победитель в предыдущей схватке передает удачу следующему.
    - Алга! – дал тренер команду.
    Я бросил взгляд на Марину, успел поймать ее выражение глаз, такое же, как тогда, когда мы одни были в зале.
    - Жди меня здесь, женщина!
    0
  • 2014-06-18 15:24 Имя: diana

    Это был самый короткий бой турнира, и вообще, наверное, самый короткий бой в истории чемпионатов России. Чем выше мастерство спортсмена, тем меньше шансов у противника послать его в нокаут. Тем более на 9 секунде боя, тем более в финале ЧР. Я Вам все это сейчас рассказываю, чтобы Вы понимали. Такое возможно на юношеских турнирах, когда защищаться еще не умеем и опыта не хватает, такое возможно на тренировках, когда цена вопроса невысока и ты просто тупо не успел собраться. Но в финале Чемпионата России такого не могло быть вообще! На чемпионатах такого уровня, нокаутов на 9 секунде в финальной схватке в принципе не бывает. Это чисто фантастика.
    Финальные бои на турнирах высокого уровня вообще редко бывают зрелищными. Когда силы бойцов примерно равны, никто не хочет рисковать, т.к. можно легко подставиться и своими руками победу отдать противнику. Поэтому бойцы прощупывают друг друга и осторожничают настолько, что даже предупреждения от судей за пассивное ведение боя получают. Предварительные поединки, как правило, более динамичны и интересны, чем финалы. Финалы чаще всего выглядят скучными, вялыми. Слишком высоки риски, слишком высоки ставки, никто не хочет упустить шанс стать чемпионом. Поэтому нокауты в финальных поединках – явление редкое, а в первых секундах встречи – из ряда вон выходящее.
    Можно сколько угодно становиться серебряным или бронзовым призером. Кто-то скажет, что второе и третье место это тоже почетно. Для кого-то, возможно, почетно. Но не для меня. Я стремился всегда побеждать. Мусаевич нас учил, что есть лишь один критерий успеха – либо ты чемпион, либо никто. Серебро – это второе место. Серебро значит, что ты проиграл.
    В тот вечер я вышел на бой побеждать.
    «Вижу цель – не вижу препятствий» - на сборах это упражнение мы делали много раз. Это даже не столько физическая, сколько психологическая тренировка. Суть – в кратчайшие сроки пройти полосу препятствий, на одном дыхании, так, как если бы была только конечная цель, а препятствий не существовало. Я это знал, я умел. Но почему же я раньше никогда не применял этот принцип? А я его не применял. Я был собран, сосредоточен, но старался не рисковать зря, не допускать ошибок. И эта моя осторожность позволяла Шаху навязать мне удобную для него манеру боя. Я вкладывал все свое мастерство и все силы, но все равно я ему проигрывал. Раз за разом. В итоге подсознательно закрепилась мысль: «Я опять проиграю». Я выходил на ковер, и я думал, как его победить, как переломить ситуацию в свою пользу. И снова проигрывал.
    0
  • 2014-06-18 22:47 Имя: diana

    Марина смогла меня «переключить», и в тот вечер, выходя на бой, я впервые не думал о нашем извечном соперничестве, о том, что это финал и это Шах, о том, что могу проиграть.
    Ни о чем этом я думать не мог. Я вообще даже думать не мог. Меня ждала женщина. Такая женщина, которую на минуту нельзя оставлять одну. Мне сказочно повезло, что по каким-то невероятным причинам, она хочет сейчас быть моей. И пока она не опомнилась, не передумала, мне нужно скорее, просто любой ценой выбить соперника и закончить бой. Нужен лишь один мощный рывок, и Марина - моя. На расстоянии вытянутой руки я видел манящую цель, а Шах… Я не видел его. Шах был не препятствием даже – недоразумением.
    И когда я Шахбана послал в нокаут, я знал уже, он не встанет. Обычно в такой ситуации взгляд прикован к сопернику. Как он там? Поднимется или нет? Пульс зашкаливает, дыхание перехватывает, вместе с рефери мысленно начинаешь считаешь: два… три... четыре… пять… шесть… Если он оклемался, то бой продолжается, если нет – чистая победа нокаутом.
    Когда Шах упал на колени, бой прекратился, а рефери начал отсчет, я даже не посмотрел на него, я уже знал – Шах не встанет. Никто не знал еще, я один только знал и, наверное, Шах, что поединок закончен.
    Я обернулся к Марине, на тот момент для меня важней ничего в мире не было. Я не мог сорваться с ковра, я должен был подождать, пока рефери досчитает, пока встанет Шах. Потом объявят победителя, и судья, призвав нас в центр ковра, поднимет вверх мою руку. Еще обязательное рукопожатие после боя... Как же все это долго…
    Все эти десять секунд, бесконечные десять секунд, пока шел отсчет рефери, я удерживал ее взгляд. Я как будто боялся, что она не дождется, что развернется сейчас и уйдет. Я смотрел ей в глаза, спрашивая: «Ты довольна? Ты этого ведь хотела, женщина? Ты этого от меня хотела?» Ответ я читал по ее приоткрытым, в удивлении округленным губам. И эти губы, которые я так хотел целовать, мне говорили: «Да!!!»
    0
  • 2014-06-19 08:17 Имя: diana

    Напряженное ожидание зала, когда зрители, затаив дыхание, вместе с рефери вели отсчет, нагнеталось с каждой секундой … семь… восемь… девять…. И на десятый счет зал взорвался, заглушив голос рефери, объявивший об окончании поединка, а я неохотно вернулся в действительность.
    Шах как-то поднялся, но видно было, что и теперь он был бы не в состоянии продолжать бой. Короткая заминка на согласование решения судей, потом рукопожатие соперников после боя. Чистая формальность, за несоблюдение которой могут дисквалифицировать за неспортивное поведение. Я поскорее хотел с этим покончить, сам подошел к Шаху. Неохотно мы протянули друг другу руки. Шахбан поднял голову и я поймал его удивленный, какой-то растерянный, ошарашенный взгляд. Он реально не мог осознать, что случилось. Как вообще такое могло случиться в финале Чемпионата России? Почему именно с ним? Ведь он всегда у меня выигрывал. Что? Что должно было произойти, чтобы я его смог сломать?
    А я сломал его. Я это видел по его глазам. Это не просто была победа в отдельно взятом бою, пусть даже финале. Я сломал его психологически. Я понимал это. Он понимал это тоже.
    Наш тренер всегда нас учил добивать. В тот вечер я рисковал репутацией, пересмотром итогов боя, званием чемпиона. Меня запросто могли бы дисквалифицировать за то, что я сделал, но я должен был это сделать. Я должен был добить Шаха. Добить так, чтобы он никогда не смог уже встать. Поэтому, уходя с ковра, я демонстративно, чтоб он это видел, поднял вверх руку в излюбленном его жесте и медленно повернул большой палец вниз. И те, кто был в курсе, ребята, которые за меня болели, засвистели, зашлись в ликующем крике. Все было кончено. Шах и мат. И даже если б я в тот момент точно знал, что 100% буду дисквалифицирован, я, не колеблясь, сделал бы это снова.
    Пульс стучал в голове. Разбитое в кровь лицо Шаха, капельки пота над верхней губой Марины, победная улыбка тренера, ликующие лица друзей – все плыло перед глазами. Ноги подкашивались, я был словно пьяный, я был сам не свой, не помню даже, как ребята меня подхватили и начали на руках качать, не помню, как вдруг оказался на плечах у Тараса.
    Я говорил уже, что бывают в жизни моменты… определяющие. Когда вдруг в одно мгновение все необратимо меняется. В тот миг, когда судья поднял вверх мою руку, я уже точно знал, что никогда больше Шахбан не сможет меня победить. До тех пор, пока я выхожу на ковер, он не поднимется никогда на верхнюю ступень пьедестала. Он в лучшем случае сможет быть только вторым. А первым всегда буду я!
    0
  • 2014-06-19 10:49 Имя: diana

    Следующим был бой Арсена. По традиции мы ударили по рукам, передавая удачу, и Арс пошел побеждать.
    Его бой был потом признан самым красивым поединком чемпионата России. Арсен поймал мой кураж, помножил на собственный и в клочья порвал соперника. Кравчук вообще сильный боец, но Арс не оставил ему ни шанса. Он выиграл в своем лучшем стиле, начисто забыв установку тренера «не выпендриваться». Он делал все, что не должен был делать, и все у него получалось.
    У каждого высококлассного бойца есть свой фирменный стиль и манера боя, индивидуальный как подчерк. В своем стиле Арсен был неподражаем, а его поединки самыми зрелищными, из всех, что вообще я когда-либо видел. Он не стал в нашем спорте лучшим из лучших, ему не хватало стабильности. Он либо ловил кураж и тогда феерически сносил с ковра всех, либо не ловил, и тогда хоть впору сниматься с турнира. Но когда он был в форме, побеждать так красиво, как он, не умел и не мог никто. Жаль, что в записи почти не осталось его боев. В те годы, когда он выступал, не очень об этом парились.
    Его поединок мы смотрели все на одном дыхании, не отрываясь. Арсен чисто выиграл удушающим. Это был фантастический бой и вообще фантастический день. Эйфория била ключом. Я обернулся на тренера. Вечно суровый и недовольный, он улыбался, глядя на Арса. Голубые глаза, такие обычно холодные, лучились радостью, каждая морщинка вокруг глаз излучала радость. Я понял вдруг, что никогда прежде не видел, чтобы Мусаевич улыбался. Нет, видел, конечно, на некоторых его старых фото, но чтобы вот так вживую... И столько во взгляде его, устремленном на Арса, было гордости и отеческого тепла. Чувство благодарности захлестнуло меня, я реально вдруг понял, почувствовал, что все это время он вкладывал в нас не только свое мастерство, но и душу. Победу каждого из нас он воспринимал как свою. И как личную неудачу переживал поражения. Сегодняшний день был для него безусловным днем триумфа. На ЧР он лично привез 6 спортсменов, трое из них стали чемпионами. Для него, как для тренера, это был несомненный успех. И все, кто до этого обливал его грязью, критикую лично его и методы его работы, вынуждены были заткнуться.
    Мусаевич объективно был и остается лучшим, кто когда-либо тренировал в нашем спорте. Я только мечтаю когда-нибудь до его тренерского уровня дорасти. Такой школы как у него, нигде больше нет. Но в Федерации (нашего спорта) своя политика и подковерные игры. Против Магомеда Мусаевича всегда много интриговали, распускали сплетни, переманивали учеников, играя на их юношеском самолюбии и амбициях. Представляю, насколько ему было обидно и больно. Но сегодняшний день расставил все по своим местам. Три золота из возможных пяти (Рамиз выступал в моей весовой категории) везением не объяснишь. Это уже не случайность, не совпадение. Это закономерность! Это успех не только спортсменов, но и Мусаевича, как тренера, личный и профессиональный успех.
    И был еще один человек, внесший весомый вклад в эти победы. Марина. Это был и ее день триумфа. Интересно, что она чувствует? Я оглянулся, ища ее взглядом, и только успел заметить, как мелькнула в толпе ее стройная в облегающем платье фигура и скрылась за дверью. Черт! Стой, женщина! Я сорвался и пулей вылетел следом за ней.
    0
  • 2014-06-20 20:20 Имя: diana

    - Марина!
    Она остановилась вполоборота ко мне. На меня посмотрела… с любопытством, я бы сказал, и с некоторой настороженностью, как горная лань, готовая тут же сорваться и скрыться за валуном. Я чувствовал внутреннюю дистанцию. Женщина, которая хочет мужчину, смотрит на него не так…
    Что я был должен делать? Мы стояли в вестибюле Дворца Спорта, мимо нас сновали туда-сюда люди. Но даже если б мы были одни, я не посмел бы и тронуть ее, я чувствовал, что нельзя это делать.
    - Спасибо, - сказал просто я, - спасибо тебе.
    Мариночка разулыбалась, расслабилась. Поняла, что я требовать ничего я не буду. Сделала шаг, сокращая дистанцию, потянулась ко мне на носочках, прижавшись щекою к щеке, прошептала, дыханием обжигая мне ухо:
    - Ты лучший из всех! Ты непобедимый!
    Глаза ее блестели, когда, отстранившись уже, еще секунд десять она на меня смотрела.
    - Я всегда в тебя верила!
    Марина хотела уйти, но я удержал ее, перехватив запястье. Я не мог еще тогда знать, что скоро она уйдет из команды, но почему-то вдруг понял, что если я отпущу ее, это уже навсегда, другого шанса не будет.
    Привлек к себе, не думая ни о чем, жадно вдохнул ее запах, обнял одной рукой. Пальцы другой руки (как давно я об этом мечтал!) пропустил сквозь пряди волос. Потянул руку вниз, ухватившись за волосы, откинул назад ее голову. И заглянув ей в глаза, я поймал в них то самое выражение, которое только что видел в зале, когда я стоял на ковре, а Шах был у моих ног.
    Ее приоткрытые губы так близко манили меня. Ты этого хочешь, женщина?
    Победитель получает все: деньги, почести, славу... Она по праву была моей.
    Я не стал ее спрашивать, губами накрыл ее губы. Я целовал ее так, как хотел. Жадно, не мог от нее оторваться, как путник в пустыне, нашедший источник воды. Я прижимал ее к себе так, как если бы мы с ней были единое целое, как если б она была для меня – самое ценное. Я даже не понял, когда, в какой момент времени, руки ее успели обнять мою шею, но понял вдруг, что она меня тоже целует. Это было… сродни эйфории победы, особое, ни с чем не сравнимое счастье, когда ты вдруг осознал, что любим, и, что женщина, которую ты безнадежно любишь, тебе отвечает взаимностью.
    Я знал, что время идет, что нужно ее отпустить. Я уже чувствовал ее легкое напряжение. Ей нужно был идти, и я должен был отпустить ее, но не мог. Я сделал почти сверх усилие, чтоб от нее оторваться, но еще секунд несколько мы молча стояли, обнявшись. Дыхание наше смешивалось.
    Что с нами будет дальше, а, сладкая? Я не знал, но почувствовал вдруг, что я должен ей это сказать. Ни прежде, ни когда-либо потом, я не говорил женщине:
    - Я люблю тебя.
    Она удивленно вздрогнула, но я успел поймать ее взгляд прежде, чем она опустила глаза. Она не ответила. Но я этого и не ждал. Все, что я хотел знать, я уже знал итак.
    Закрыв глаза, она вернула мне поцелуй. Осторожно сначала, пробуя будто на вкус, а потом так пронзительно сладко, что мурашки аж пробежали по телу. В последний раз я обнял ее, прижимая к себе, вбирая в себя ее вкус, вдыхая запах, стараясь запомнить, запечатлеть навсегда это ни с чем несравнимое счастье быть с ней. Нежная моя, сладкая…
    Я отступил, и она ушла. Обернулась в дверях на прощание. Такая смешная, растерянная чуть-чуть, с растрепанными волосами, губами, припухшими от моих поцелуев. Она выглядела в тот момент, наверное, лет на 17 и так непохожа она была на Марину, которую я привык видеть в зале.
    Я долго смотрел ей вслед даже после того, как стеклянные двери закрылись за ее спиной. Долго стоял, прислонившись к стене, не думая ни о чем, стараясь лишь сохранить ощущение близости с ней, которое сладкой дрожью отзывалось в теле.
    Из этой нирваны меня грубо вырвал Рамиз. Подлетел, запыхавшись:
    - А, вот ты где! Пошли, сейчас награждение!
    Я встряхнулся, чтобы прийти в себя, ладонями провел по лицу, растирая. И снова как током ударило - пальцы рук хранили еще ее запах.
    0
  • 2014-06-21 16:37 Имя: diana

    По возвращению с Чемпионата России у нас было три дня отдыха перед следующей тренировкой. И все эти три дня я был сам не свой, как под кайфом ходил. Я не помню, когда еще я был бы так счастлив. Находясь в эйфории, я не мог на чем-либо сосредоточиться, заставить себя что-то делать, я хотел только лишь одного, слушать плеер и думать о ней. Я все время был в состоянии легкого возбуждения, которое мурашками разбегалось по телу. Я почти не спал, потому что не мог успокоиться, заставить сердце биться ровнее. Я раньше с таким никогда не сталкивался и даже предположить не мог, что бывает такое невыносимое счастье, когда хочется даже, чтобы оно закончилось.
    Время тянулось медленно, казалось, остановилось совсем - с таким нетерпением ждал я следующую тренировку, потому что очень ждал встречи с ней. Я не думал о том, что будет. Что будет – я это вообще не решал. Это решала она. Я просто безумно хотел еще раз увидеть желание в ее серых глазах, почувствовать, как она в моих руках тает, как, постепенно сдавая позиции, мне покоряется.
    Но этого не случилось. И первая тренировка после ЧР стала последней, когда я видел Марину.
    Ее уход стал неожиданностью для всех нас. Где-то за час до окончания тренировки, Мусаевич подозвал к себе Леху и Макса, после чего они оба направились в раздевалку. Это было что-то новое и разожгло любопытство, я остановил Макса:
    - Э, вы куда?
    Максим выглядел озадаченным.
    - Цветы купить для Марины.
    - Зачем?
    - Она придет сегодня, чтоб попрощаться.
    - Как попрощаться? – переспросил ошарашено я.
    Внутри все сжалось. Я не верил еще до конца в то, что Марина от нас уходит, но уже начинал понимать - это правда.
    - Ну… она же временно нам помогала, а так она работает с гимнастками.
    Макс пошел дальше, а я… я остался стоять, оглушенный этими новостями.
    Рамиз ткнул меня лапой, предлагая продолжить, но я даже не отреагировал.
    - Ты чего? – озабоченно спросил он.
    Я должен был что-то соврать. Я просто не мог продолжать тренировку.
    - Голова кружится.
    Рамиз кивнул понимающе. И я до сих пор не уверен: догадался ли он, знал ли он о моих чувствах к Марине? Я никогда его об этом не спрашивал, а он не заговаривал сам. Но думаю, это должно было быть заметно. Во всяком случае, Шах понял сразу. А Рома всегда был моим лучшим другом, наврядли он мог не знать.
    Я подошел к тренеру, соврал про плохое самочувствие. Поскольку до этого я ни разу не был замечен в притворстве, Мусаевич проглотил эту ложь. Выглядел я, наверное, действительно плохо, так, что Мусаевич даже обеспокоился и предложил отдохнуть на диване в тренерской. Я согласился. Побыть одному – это то, что на тот момент мне было нужно.
    Я остался там до конца тренировки, лежал на диване, закрыв глаза. Я много чего за этот час передумал. Почему она так поступила? Возможно, причина была не одна, но я не сомневался, что уходит она из-за меня и от меня. Но почему? Ей же было со мной хорошо, и я это видел. Зачем же тогда уходить? Ответ я знал, и он был не нов для меня. Мне по-прежнему было 23 года, ей 33-35. Я стал чемпионом России, но что это меняло? Я в этой жизни еще ничего не достиг и не мог ничего ей дать. Она все еще была замужем, а я женат. Я бы мог развестись, наверное, но я знал, что она не пойдет за меня. Кто я для нее? Пацан…
    Марина права. Надо уметь вовремя останавливаться и вовремя уходить. Я всегда уважал спортсменов, ушедших из спорта на пике карьеры и славы. Они ушли непобедимыми, оставив за собой последнее слово.
    Я принял решение, что не буду Марину удерживать. Я просто ее не смогу удержать, рано или поздно она все равно от меня уйдет. Что я могу ей дать? Кто я для нее?... Пусть лучше уйдет сейчас, не разочаровавшись во мне. Пусть останется в ее памяти этот феерический день - финал Чемпионата России, вкус моих поцелуев и вкус нашей общей победы. Пусть останется ощущение недосказанности и мысли о том, как классно нам было бы вместе и как кайфово. Я не хочу ставить точку. Я оставляю себе возможность вернуться. И когда-нибудь я вернусь.
    0
  • 2014-06-21 22:51 Имя: diana

    Пацаны притащили невероятных размеров букет роз, скупили все, что было в ближайших киосках. Букет мы вручили Марине, когда после тренировки она к нам зашла попрощаться. Она была очень тронута. Это было заметно. На прощанье сказала нам несколько слов. Голос звучал чуть взволнованно:
    - Я рада, что мне довелось работать с такой командой, как вы, и таким тренером, как Магомед Мусаевич. Я многому у вас научилась, это был для меня неоценимый опыт. И я никогда не забуду этот финал Чемпионата России…
    На мгновение Марина запнулась, а я вздрогнул, встретившись с ней глазами.
    - Желаю успехов вам, - продолжала она. – Не сомневаюсь, что впереди вас ждет много побед и в жизни и спорте.
    Мы дружно ответили ей спасибо, и даже похлопали. Мусаевич произнес ответный спич от нашего имени, сказал что-то типа того, что мы тоже желаем ей и личного счастья и профессиональных успехов, что нам очень будет ее не хватать, полезно и приятно было с ней работать, и что-то еще в том же духе.
    А я все смотрел на нее, не отрываясь, стараясь запомнить, в памяти запечатлеть навсегда ее образ. Подумалось вдруг, что у меня не останется даже ее фотографии. Я не услышу уже ее медом льющийся голос, она не окликнет меня по имени, она не придет к нам на тренировку, не будет больше болеть за меня на Чемпионатах России и Мира, и взгляд светлых глаз не остановится восхищенно на мне. Не будет общих побед, и я не прижму ее больше к себе, вдыхая судорожно ее запах… Я смотрел на нее и думал: « Когда же я теперь снова увижу тебя? Смогу ли когда-нибудь снова тебя обнять?». Любимая моя, сладкая…
    Парни желали ей на прощанье удачи, подходили, кто-то ей пожимал руку, и каждый сказал пару слов. Мне тоже было что ей сказать.
    - Покидаете нас, да, Марина Сергеевна?
    Она улыбнулась, не глядя на меня, глаза опущены в пол.
    - Гимнастки меня уже ждут.
    - Конечно, - не стал спорить я, ее отпуская. – Желаю успехов, и Вашим гимнасткам побед. Спасибо за все. Я тоже…- мой голос сорвался, выдав волнение, - никогда не забуду тот день.
    Не удержавшись, она бросила на меня быстрый взгляд, и сразу же опустила ресницы. Но доли секунды хватило, чтобы я успел поймать выражение ее глаз, такое же, как тогда, когда мы прощались с ней после ЧР в вестибюле Дворца Спорта. Ее приоткрытые губы дрогнули. И я подумал, какая же она милая, когда не пафосная, когда не прячется за маску отменной стервы. Она как девочка, хрупкая, нежная, которую хочется защищать.
    Мы были с ней не одни, нужно было, не вызывая излишних домыслов, выруливать ситуацию.
    - Спасибо за поддержку на России, - поблагодарил я ее.
    Мариночка взяла себя в руки, снова разулыбалась.
    - Уверена, это только начало. Впереди еще Чемпионат Мира, будет много других побед и призов…
    - Самый важной бой я уже выиграл, - перебил ее я.
    На мгновенье повисла пауза, я физически почти чувствовал, как она замерла в ожидании.
    - И когда-нибудь я получу главный приз…
    Это все, что я хотел ей сказать. Что когда-нибудь я вернусь. Марина меня поняла. Она не ответила, улыбнулась только. Но щечки порозовели, смутилась сладкая. Мне безумно хотелось коснуться ее, но сделать этого было нельзя. Я отошел, ушел в раздевалку. Не хотел еще раз смотреть ей вслед, на то, как она от меня уходит.
    Такого щемящего чувства тоски прежде я никогда не испытывал. Я расстался с любимой женщиной. И может не только любимой, может быть, она тоже…? Вот эти ее слова «я никогда не забуду финал» - это ведь для меня было сказано и означает «я никогда не забуду тебя».
    Как же можно ее отпускать? Но я знал, ничего нельзя сделать. Основанием кулака с силой ударил в стену. Больно. Но надо перетерпеть.
    «Когда-нибудь, - уговаривал себя я, – когда-нибудь я вернусь. И она будет моей».
    0
  • 2014-06-22 06:40 Имя: diana

    Я уже уходил домой, когда Мусаевич окликнул меня и попросил зайти в тренерскую.
    Настроение было ни к черту и с тренером разговаривать не хотелось. Однако Мусаевич меня удивил. Не стал вести разговоров, молча выложил на стол 500 долларов.
    - Бери, это твое.
    Я поднял на него глаза.
    - За что?
    - За победу на России.
    С чего бы вдруг? Я ждал объяснений. Магомед Мусаевич вздохнул, посмотрел куда-то мимо меня, объясняться ему не очень хотелось.
    - Я поставил на твою победу 500 долларов, - пояснил, наконец, он. – Ставки были четыре к одному. Ну… ты же всегда проигрывал Шаху…
    Это значит, Мусаевич поставил на меня 500 долларов, и заработал 2000. Ничего себе… Я был ошарашен настолько, что, не подумав, присел даже на край стола тренера. Такой вольности я, конечно, никогда раньше себе не позволял. Но больше всего меня поразил сам факт, что Мусаевич так рискнул, зная, что до сих пор я всегда проигрывал Шаху.
    - Неужели Вы так в меня верили?
    Я был тронут до глубины души, польщен доверием тренера и горд собой. Значит, действительно, я чего-то стою, и сделал большой рывок в спорте, если Мусаевич был уверен в моей победе.
    Однако все оказалось иначе, но об этом тренеру говорить не хотелось.
    - Ну…, - неохотно признался он. – Марина Сергеевна поставила не тебя тысячу.
    Так вот оно что… Значит, это из-за Марины. Тренер не сильно во мне был уверен. А вот Марина… Она в меня верила. Или в себя? Нет, она верила в нас. И впервые тогда, я помню, смутно мелькнула мысль, которая с годами сформировалась и окрепла в моем сознании окончательно: «Если мы вместе может такое в спорте, то что бы мы могли делать в жизни? Чего бы я мог достичь, если б рядом была она?»
    Я машинально сгреб со стола деньги. И сделал еще одну вещь из тех, что раньше никогда бы себе не позволил. Я встал, обнял тренера:
    - Спасибо, за все!
    Он по-отечески положил мне ладонь на плечо.
    - Ты молодец. Иди домой отдыхай.
    Я пошел. Долго домой шел пешком, надо было подумать. В обменнике разменял баксы. Постоял у подъезда, глядя в ночное небо и на желтые окна квартиры, где ждала меня жена. Деньги в кармане приятно хрустели. Вернулся к метро, купил жене букет роз. Не такой, как Марине, но все же. Пришла мысль, что если уж мы оказались с ней в одной лодки посреди океана, и плаванье будет долгим, надо налаживать отношения.
    Поднялся в квартиру. Тамила, увидев цветы, опешила.
    - Что? Это мне?!!
    - Ну а кому же?
    Ей было приятно, даже чуть не расплакалась. И мне было тоже приятно от того, что она рада. Надо было давно это сделать… Я обнял жену.
    - Знаешь, я здесь скалымил немного денег… И завтра у меня выходной… Может, пойдем куда-нибудь, погуляем, отметим мою победу? Все-таки твой муж стал чемпионом России…
    Глаза ее заблестели.
    - А куда мы пойдем?
    - Ну, не знаю. Куда ты хочешь?
    Она начала строить планы, что-то мне говорила. Я слушал ее вполуха, и кажется, соглашался. Мне было по фиг, куда мы пойдем. Пусть у нее будет праздник, в конце концов, ей со мной нелегко. Надо попробовать наладить с женой отношения. Я хочу сыновей, красивых, как она, и настойчивых, сильных как я. Пусть станут как их отец чемпионами…
    Так я тогда размышлял. Наивный! Если б я только знал, что в итоге получится…
    0
  • 2014-06-23 10:50 Имя: diana

    - А что получилось? – спросила я. Мы разговаривали уже часа четыре, но сна не было ни в одном глазу.
    Хаджимурад усмехнулся.
    - Ну… мы родили двоих сыновей. Красивых, как она. Сильных и умных, как я. Только вот…
    - Что?
    - Отношения с женой так и не сложились.
    - Почему?
    - Ну… По ряду причин. Рамиз, например, считает, что это моя вина, что я ее слишком избаловал. Надо было быть жестче. Может, он прав…
    - Да ладно, - поморщилась я. – Это мужской шовинизм. Надо быть человечнее, а не жестче.
    - Это да. Только есть люди, которые хорошее отношение к себе, человечное, как Вы говорите, принимают за слабость, перестают уважать, начинают наглеть и садиться на шею. Вот это про мою жену. Надо было мне с ней разводиться еще до того, как родились наши дети. Я же видел, что мы с ней чужие друг другу. Почему я не отправил ее домой еще в самом начале? Да плевать на то, кто что скажет. Ее родители, мои родители… Надо было отправить ее домой. Всем было бы лучше. И ей, и мне. Я слишком поздно во всем разобрался.
    Знаете, после того, как я стал чемпионом России, ну… когда я пришел домой и принес ей цветы, наши отношения после этого на какое-то время наладились. Меня тогда очень тронула ее реакция. Мне приятно было ее снова и снова радовать, я старался. Я понял вдруг, что у меня красивая жена. А с красивой девушкой даже просто физически находиться рядом приятно, не говоря уж о том, чтобы ее целовать, заниматься любовью. Я вдруг перестал сожалеть о том, что женился. И действительно был какой-то период, когда я был доволен и почти даже счастлив. Она забеременела очень быстро, я вне себя был от радости, когда узнал, что у нас будет сын. Мы очень ждали нашего первенца. И эти девять месяцев ее беременности были лучшими в нашей совместной жизни.
    - Что же случилось потом?
    - А вот это вопрос… Я потом много думал, анализировал. Рамиз, наверное, все-таки прав, действительно я распустил жену и она начала садиться на шею. Первые полгода, как мы поженились, я ведь просто ее игнорировал. А после ЧР неожиданно для нее начал вести себя так, будто у нас медовый месяц. По началу она радовалась каждому знаку внимания, а потом начала принимать это как нечто естественное, начала требовать больше и больше. Все чаще я видел ее недовольное лицо и, чтобы снова увидеть радость в ее глазах, мне нужно было прилагать усилий все больше и больше. Но от таких отношений уже я сам не получал удовольствие. В какой-то момент вдруг пришла в голову мысль: « А что она делает для того, чтобы МНЕ было с ней хорошо?» Я сел, задумался и, оказалось, что ничего. Но к тому моменту, как я это понял, у нас уже было двое сыновей.
    Я резко тогда изменил к ней свое отношение. Меня как отрезало. Просто вдруг в один день как женщина, она перестала для меня существовать. Отвращение горлом пошло. Нет, она красивая, привлекательная, с этим у нее все в порядке. Но толку то? Мне красивая не нужна! Мне нужна та, которая меня понимает, с которой я могу делиться своими мыслями, которая говорит со мной на одном языке, думает, как я, чувствует как я. Мне нужен родной человек. А с женой… мы просто чужие. Мы как будто с разных планет - настолько чужие друг другу. У нас нет общих интересов. Мы живем в разных мирах, которые нигде не пересекаются.
    - Жена – чужая. А Марина что, прям родная? – спросила с сомнением я.
    - Марина? – он задумался. – Да. Но не в том смысле, который в это слово обычно вкладывают. У нас не было таких отношений, чтобы я мог ей сказать «родная». Но мы настолько похожи... Было четкое ощущение, что мы с ней одной крови, одной породы. Поэтому она меня понимала без слов. Как это объяснить? Я видел в ней отражение себя самого.
    0
  • 2014-06-23 12:58 Имя: diana

    - Ничего, я опять закурю? – спросил разрешения он.
    - Да, пожалуйста.
    Чиркнула зажигалка, а я подумала: где он сейчас? Он может быть где угодно. В Москве, в Махачкале, во Владивостоке. В доме напротив и на другом конце города. Я попыталась представить его. Как он выглядит? Что делает он сейчас? Может быть, так же, как я, стоит у окна. И может быть, даже видит тот же самый пейзаж…
    - Так что было после Чемпионата России?
    Я имела ввиду, встречался ли он с Мариной, но он то ли ушел от ответа, то ли не понял вопрос.
    – После России я стал чемпионом мира. А потом снова и снова. Я выиграл все, что можно вообще было выиграть в моем виде спорта. Ушел в микс-файт и стал чемпионом там. Марина мне принесла удачу. С тех пор, как я отправил в нокаут Шаха, я всегда побеждал. Всегда. Не проиграл ни одного боя. Вообще ни разу.
    - А так разве бывает? – усомнилась я.
    Он кивнул.
    - Да бывает.
    - Я выиграл все, что мог. Я стал, можно сказать, легендой в моем виде спорта и ушел непобежденным. В 27 лет. В самом расцвете сил. В самом зените славы.
    - С чего бы вдруг? – поинтересовалась я. – В микс-файте недостаточно платят?
    - Нет, - усмехнулся он. – Платят более чем достаточно. Вы думаете, я боюсь проигрывать? Что я поспешил уйти прежде, чем появился достойный соперник?
    Ну вобщем… да. Именно так я подумала. Хаджимурад угадал мои мысли.
    - Мое решение тогда удивило всех. Я был в отличной форме, я только что, в своем лучшем стиле победил одного из сильнейших бойцов, отобрав у него чемпионский пояс. Мне пророчили блестящее будущее. Я был золотой жилой для подписавших меня менеджеров, которые уже считали, сколько денег я им принесу. Но я твердо решил - ухожу.
    - Почему?
    - Да как Вам сказать… Вы не поймете, наверное. Но в какой-то момент мне просто не интересно стало. Перегорел. Я достиг всех своих максимальных целей, вершины спортивного Олимпа, и стал на этом Олимпе Богом. После крайнего боя, который я выиграл так легко, я понял, что дальше стремиться не к чему. Вокруг меня образовалась вдруг пустота. И в душе пустота. Целей не было, достойных соперников не было и продолжать выходить на ковер мне стало неинтересно.
    Мои менеджеры уговаривали меня остаться, рисовали передо мной радужные перспективы, обещали деньги и славу. Говорили, что я войду в историю, как Муххамед Али. И наверное, я был мог… Войти в историю в смысле. Только зачем мне это? Поклонники, автографы, интервью, рев трибун, выкрикивающих твое имя, фото на афише – я знаю, многие подсаживаются на эту таблетку. Вкус победы – это тоже наркотик, который хочется пробовать снова и снова. Но это не то, от чего лично я ловлю кайф. Я ловлю кайф от того, что могу быть лучше, чем был вчера, делать то, что не делал вчера. Я никогда не соревновался с другими, только с самим собой. Стремление к совершенству – это, казалось бы, бесконечная мотивация. Но даже она себя исчерпала. Я был настолько уровнем выше своих соперников, что фактически совершенства достиг. Что дальше? Ну что такого еще я бы мог сделать в спорте? Как усложнить себе задачу, чтобы было интересно? Давать фору соперникам, как на тренировках? (На соревнованиях кстати, этого никто не допустит). Бить лишь одной рукой? Переходить в другой вес? Можно. Но не зачем. Я достиг в спорте пика того, что вобще было можно достичь, усложнять себе жизнь – это уже извращение.
    К тому времени я точно знал, чем я хочу заниматься, и что действительно меня увлечет на многие годы. Я это понял, когда поймал полный гордости, ликующий взгляд Мусаевича в тот памятный день финала Чемпионат России. Я хотел стать спортивным психологом и тренировать. Есть пословица: «Хочешь управлять другими – учись управлять собой». Управлять собой я уже научился, теперь учусь делать это с другими. А поскольку люди все разные, я думаю, мне это не надоест никогда, хотя, может быть, я ошибаюсь. Но пока мне интересно воспитывать пацанов и делать из них чемпионов. Их победы – это мои победы. Быть тренером – это единственный способ оставаться в спорте бесконечно долго и продолжать побеждать.
    0
  • 2014-06-24 14:20 Имя: diana

    Когда я выиграл свой последний титул, я понял, что достиг потолка и пора уходит. Об этом решении я заявил публично на пресс-конференции после боя за чемпионский пояс. Никто не осмелился прямо сказать мне в лицо, но я знаю, ходили слухи тогда, будто я струсил. Я даже знаю, кто их распускал. Вот угадайте кто?
    - Шах, наверное? – предположила я.
    - Ну да.) А кто же еще? Шахбан Рамазанов.
    - А кстати, что с Шахом? Он же, я так понимаю, так и не стал чемпионом…
    - Ну я же ему обещал, что пока мы с ним в одном спорте и в одном весе, он всегда будет вторым, потому что первым всегда буду я. Хотя чемпионом в итоге он стал. После ЧР мы на ковре больше с ним никогда не встречались. Он не стал испытывать судьбу и перешел в другой вес. Правда там у него не заладилось. Но после того, как я перешел в микс-файт, он вернулся в наш полусредний и года два назад он таки выиграл Чемпионат Мира и сразу после этого тоже ушел из спорта.
    - А что случилось с другими?
    - Ну… По разному. Магомед Мусаевич, долгих лет ему жизни, еще тренирует. Рамиз ушел в бизнес. Леха Тарас в прошлом году закончил выступать, сейчас в детской спортивной школе работает. Макс в «Камеди Клаб» зажигает. Он все-таки пошел по стопам родителей, во ВГИК поступил, талантливый парень.
    - А Арсен?
    - Арсен? – переспросил мой собеседник. Голос его вдруг просел, и я поняла, что-то не так.
    - Что?
    0
  • 2014-06-24 20:06 Имя: diana

    - Его больше нет. Арс погиб во время теракта.
    - Что????
    Хаджимурад протяжно выдохнул. А я у меня на языке вертелся вопрос… Как он погиб? Он подорвался? Убили? Что случилось?
    Мой собеседник как будто прочел мои мысли.
    - Так получилось. Случайно. Просто он оказался не в том месте, не в то время…
    - Случайно? – будто бы не расслышав, переспросила я.
    Он снова вздохнул, задумался.
    - Я не знаю. Наверное, совсем уж случайностей в жизни вобще не бывает…
    - Арсен не имел отношения к теракту, – пояснил он поспешно, предупредив ход моих мыслей. - Я о том, что человек сам притягивает ситуации. Ну… если Вы меня понимаете. Арсена всегда разрывало между Исламом и блядством.
    - Когда это произошло?
    - Две недели назад. Вы, наверное, слышали?
    - Да, слышала в новостях.
    - Мы с Мусаевичем были в спорткомитете, когда тренеру позвонили с Махачкалы. Обычный звонок, я даже не обратил внимание. Он разговаривал на своем родном языке, а когда положил трубку, обернулся ко мне и… я раньше таким его никогда не видел. Сразу вдруг стало понятно: что-то случилось, у нас, у меня.
    - Арсен погиб вчера при взрыве.
    Я подумал тогда тоже самое, что и Вы. Про Арса ходили ведь разные слухи…
    - Он?
    Тренер покачал головой.
    - Нет. Он там оказался случайно.
    Сильными пальцами сжал крепко мое плечо.
    - Едем.
    Не заезжая домой, мы отправились в аэропорт.
    Я никогда не терял прежде близких. И смерть Арсена, такая нелепая, стала потрясением. Ведь он же был такой молодой, даже младше меня… Я бы мог быть вчера на его месте. Я и сегодня могу быть на его месте…
    Рано или поздно смерть настигает всех. Никто не знает, когда придет его час. Мы строим планы на будущее, которое может не наступить. Сегодня ты жив – завтра нет. Так почему же мы проживаем дни так бездарно, как будто впереди у нас еще тысяча лет?
    Об этом я думал, сидя у костра, наблюдая за тем, как всполохи пламени взлетают в ночное небо.
    - Почему для того, чтобы собраться всем вместе, кто-то должен был умереть? – с горечью спросил Леха, подкидывая хворост в огонь. Он и Макс прилетели из Москвы вместе с нами. Приехал Рамиз из Баку. Собрались почти все наши ребята, наша легендарная в прошлом команда, с которой тренировался и побеждал Арсен.
    0
  • 2014-06-26 02:22 Имя: diana

    После его похорон Мусаевич пригласил всех наших к себе, и мы поехали в его родовое селение, в горы. Он молодец, что собрал нас всех вместе. И что бы ни говорили о вреде спиртного, но 200 грамм водки сделали свое дело, сняв напряжение. Мы просидели всю ночь, пили водку, жарили шашлыки, запекали в углях картошку. И разговаривали не спеша обо всем. В кругу друзей я отдыхал душой от этой безумной Москвы, от суеты ежедневной жизни. Давно я так не расслаблялся.
    - Мы расслабляемся только среди таких же, как мы, когда такие, как мы, стоят на страже, - вспомнил вдруг я.
    Когда-то очень-очень давно это сказал Мусаевич. Тогда я не понял смысл его слов, но запомнил. Понимание пришло гораздо позднее.
    - Магомед Мусаевич, кто у нас сегодня на страже?
    Тренер снисходительно посмотрел в мою сторону, усмехнулся по-доброму.
    - Я лично сегодня на страже. Это тебя устроит?
    - Устроит, - улыбнулся я. - Более чем.
    И он действительно был на страже - после похорон Арсена приводил всех нас в чувство. Он понимал, в каком мы сейчас состоянии, поэтому и собрал всех нас вместе, не дал разбежаться по углам, поддаться депрессивным мыслям. И правильно сделал, что вытащил нас на природу. В кабаке было бы хуже. За столом - это поминки, а здесь, у костра, в узком кругу друзей, было действительно хорошо.
    Сам тренер не пил почти, вел разговор, поддерживая его в нужном русле - работал психологом для нас одним словом. Тембр его голоса меня успокаивал. Одно лишь его присутствие рядом меня уже психологически успокаивало и давало чувство защищенности.
    Я лежал на земле, глядя в небо и думал о том, какой же я был дурак. Смерть Арсена по-новому заставила меня оценить свою жизнь: что сделано было и что не сделано. Конечно, я не в пустую прожил свои тридцать два года: я много достиг, и впереди столько планов но все же… я потерял последние девять лет.
    0
  • 2014-06-26 21:17 Имя: diana

    Я лежал у костра, глядя в небо. Из колонок машины Рамиза под гитару пел Муцураев:
    «О, Аллах, мир окутан страшной мглой!
    И война вновь сменяется войной.
    Мы живем в век неверия и зла.
    О, Аллах, лишь в джихаде жизнь ясна.»
    Муцураева нужно, конечно, запретить. Молодежь, слушая этот бред, вдохновляется безумной идеей смерти во имя великой идеи, и становится инструментом в руках тех, кто идет по их трупам к власти.
    Лично я не люблю Муцураева, и идеология джахада мне не близка. И все же… Я его слушаю. Его слушают все. И те, кто отправляет шахидок на смерть, и те, кто отстреливает потом лесных братьев. Есть в его музыке особое настроение, и сейчас оно очень кстати…
    Мусаевич рассказывал про Афган. Вроде не самая удачная тема в такой момент. Но как ни странно, разговоры о смерти успокаивали, помогали принять факт ее неизбежности.
    Сколько еще мне осталось? На что я растрачиваю себя? Почему же мы живем так бездарно, как будто впереди у нас еще целая вечность…
    Если б я знал, что придется сейчас умереть, я бы хотел одного – чтобы Марина была со мной рядом. Закрыв глаза, лежать, как сейчас, положив голову ей на колени, чтобы нежные ее руки гладили мои волосы и лицо, а я бы ловил ее пальцы губами…
    Прошло почти девять лет с тех пор, как я последний раз ее видел, слышал любимый голос, держал в объятиях. И я сам себе удивляюсь и спрашиваю: Почему? Почему я не нашел ее раньше.
    Сначала я думал, что не могу ничего ей дать, что я ничего не достиг, мне не хватает ресурсов. Я намеревался вернуться, как только обрету под ногами почву, уверенность. Но не случилось. И ведь я до сих пор не задумывался почему. Я быстро поднялся в спорте. Я мог еще выше подняться, на недосягаемую высоту. Победитель же получает все. И любовь самых желанных женщин. Я бы мог к ней прийти, и мне было, чем крыть и ее профессиональный успех и ее олимпийское золото. Но я не пришел. Почему?
    На самом деле была причина. Я не мог даже думать о том, чтобы с ней спать и делить ее с мужем. У меня мозг взрывался, и ярость застилала глаза при одной только мысли о том, что кто-то другой может ее обнимать. Хотя бы уже обнимать! Эта женщина может быть только моей, любого убью, кто пальцем ее лишь тронет.
    И, если честно, это была единственная и истинная причина, почему я тогда отпустил ее, почему не вернулся сам. Я сильно сомневался в том, что Марина расстанется с мужем и выберет меня. Да что там… Не сомневался нисколько. И точно знал, что никуда она не уйдет, и менять ничего не будет. И никакие моральные принципы ей не помешают жить с мужем и спать со мной. Я это все понимал. Я же и сам женат, и не хочу ради детей разводиться. И было бы лучше нам с ней оставаться любовниками, но… кровь закипала от бешенства просто при мысли о том, что она вот точно также как целовала меня, целует другого. А ведь если она живет с мужем…
    Думать об этом мне не хотелось. Я и не думал, не вспоминал о ней, давил в себе чувства. Я сильный. Но загнанные в подсознание, желания оживали, когда я контролировать их не мог. И я видел Марину во сне. Я не всегда даже помнил те сны, но просыпался с мыслью о ней и несколько дней потом не покидало меня ощущение ее энергетики, ее присутствия рядом. Проснувшись, я часто не помнил сюжет этих снов, и не мог бы пересказать содержание, но я точно знал… всегда, во всех снах Марина была моей, Марина любила меня…
    Как же мне не хватало ее все эти девять лет… Какой же я был дурак! О чем я думал вобще? О чем я думал? Жизнь может в любой момент оборваться, непредсказуемо все. Сегодня Арсен, а завтра? Завтра на его месте могу быть я. Или она.
    Черт! Рукой я закрыл глаза, провел по лицу. Если б сейчас мы хоронили ее, какое бы оправдание ты нашел сам себе? А, Мурад? Почему же ты не подумал об этом раньше? Да какая разница кто с кем спит!! Я не спать с ней хочу. Я хочу ее просто любить. Я хочу, чтоб она была рядом, была в моей жизни. Я хочу, чтоб она у меня была.
    Вернувшись в Москву, первое, что я сделал – начал искать Марину
    0
  • 2014-06-27 06:26 Имя: diana

    Узнать ее телефон было не сложно. Было бы что узнавать… просто спросить у тренера. Но я не хотел звонить, я хотел, чтобы встреча была неожиданной для Марины. Мне было важно поймать ее первую реакцию, увидеть ее лицо до того, как она в пол опустит взгляд и наденет любимую, с полуулыбкой, маску.
    Я узнала, что Марина сейчас работает с женской волейбольной командой. Ну хоть хорошо хоть, что не с мужской… Я не знал, приходит ли она как и прежде на тренеровки команды. Решил проверить, и мне повезло, я ее там застал. Едва войдя в зал, сразу увидел ее, со спины узнал стройную как кипарис фигурку. Остановился, любуясь издалека. Сердце радостно билось, с каждым своим ударом выбрасывая в кровь эндорфины (наркотик счастья). И это счастье заполняло мой мозг, растекалось по венам. Я вдруг осознал, что улыбаюсь помимо воли. Привет, сладкая!
    Я не сказал это вслух, но она обернулась, и я затаил дыхание. Боже мой, какая ж она красивая!.. Она… не то чтоб не изменилась. Нет! Она изменилась. Но Вы не поверите – стала еще красивее. Надо ей будет сказать, чтоб не смела колоть себе ботокс. Тонкие морщинки у глаз, еле заметные в спокойном ее состоянии, оживали, когда она улыбалась, придавая ей особую привлекательность. Как же я тосковал, родная. Как же мне не хватало тебя…
    Я был неправ, когда думал, что Марина спрячет свои эмоции и наденет маску, в сторону отведет глаза. Она не сделала этого. И ее долгий взгляд мне сказал все. Я понял - она ждала меня, знала, что я приду. И я должен был прийти раньше. Намного, намного раньше… Но ты ведь простишь меня, да? Скажи, что ждала. Скажи что-нибудь. Я бы и сам…, но мне не хватает слов. Скажи что-нибудь, моя сладкая.
    - Рада видеть тебя, - она тепло улыбнулась мне, протянула руку.
    И я растаял в ее улыбке. Безумно хотелось обнять ее, но кругом были люди. Я лишь крепко сжал ее ладонь, потом только опомнился, что, наверное, больно. Ослабил захват, подушечками пальцев погладил ее ладошку. Мне тридцать два года, а я веду себя как шестнадцатилетний пацан… Рядом стою, не находя слов. Скажи что-нибудь за меня... Скажи, моя ласточка.
    0
  • 2014-06-27 21:55 Имя: diana

    Наши пальцы сплелись, я почувствовал снова, как мурашки пробежали под кожей. Что же ты со мной делаешь, а? Откуда же у тебя надо мной эта власть?
    Быстро взглянул на нее исподлобья.
    - Я… я долго, наверное, да?
    Я хотел сказать, что прошло столько лет. Она поняла. Она всегда понимала без слов. Покачала головой, глядя мне прямо в глаза, и я видел, что искренне.
    - Нет. В самый раз.
    Наверное, она права. Всему свое время. Наверное, право на счастье нужно еще заслужить. Я не был готов к этой встрече раньше. Возможно, что не готова была и она. С годами мы оба стали мудрее… Неожиданно вдруг произнес:
    - Я получил диплом психолога.
    Она просто кивнула, констатируя факт.
    - Я знаю.
    Ну, конечно... Как и прежде она обо мне все знает. Это я за прошедшие девять лет ни разу не выяснил, что она, как… А Марина… Марина знала. Годы шли. Интересно, что думала она обо мне? Верила ли, что приду? И что бы ни говорила она, это моя вина, я должен был к ней прийти раньше.
    Наплевав на приличия, я обнял ее. Закрыл глаза, на короткие пару секунд вбирая в себя ее запах:
    - Больше ты не уйдешь. Я тебя не отпущу.
    Она спрятала за ресницами взгляд. В улыбке дрогнули губы:
    - Как скажешь.
    И когда она согласилась, вдруг что-то случилось со мной. Словно током ударило. Озарение свыше, инсайт. Я вдруг увидел нас вместе отчетливо, как наяву. Что я там говорил насчет «просто любить», насчет «просто быть рядом»? Я врал сам себе, потому что все будет не так. Я уже это точно знал - она будет моей каждой клеточкой своего тела. Она будет мне принадлежать. Пальцы будут сплетаться, сжимаясь до белизны, капли пота со лба (моего) будут падать ей на лицо, и пронзительное блаженство судорожно пробежит по телу.
    Ломая себя, с неохотой я отступил назад. Сейчас я тебя отпущу и уйду, но завтра…
    - Я хочу с тобой встретиться, - попросил ее я. – Но не здесь. И не так.
    Она молча мне протянула визитку, и теперь настал мой черед снисходительно покачать головой.
    - Я знаю.
    Ее телефон я имел ввиду.
    - Я тебе позвоню? – вопросительно уточнил я. – Завтра?
    Она улыбнулась. И это, наверное, был знак согласия.
    Когда я уходил от нее, обернулся назад. Ну… знаете… это как в песне: «Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она, чтоб посмотреть, не оглянулся ли я…»
    0
  • 2014-06-28 00:27 Имя: diana

    - И что? Она обернулась? – спросила я и поняла, что он на другом конце провода улыбается.
    - Она мне смотрела вслед.))
    Надо же…
    - Вы встретились с ней потом?
    - Нет, пока нет. Все это было вчера. Я поэтому и всю ночь не спал, - объяснил он. – Сегодня встретимся. Я должен ей позвонить. Сколько сейчас?
    - Пол восьмого утра.
    - Рано, наверно, звонить?
    - Конечно.
    Кажется, он расстроился.
    - А когда будет можно? В девять нормально?
    - Ну вобще, в девять тоже рано. Лучше после обеда, я думаю, часа в два.
    - Не! Я так долго не выдержу!
    - Но Вы ждали девять лет, - напомнила я.
    - Вот поэтому я не хочу больше ждать ни дня, ни минуты. В одиннадцать будет нормально, - заявил он уверенно, уговаривая сам себя.
    - Ну, пусть будет в одиннадцать, - согласилась я с ним.
    - Еще три с половиной часа. Надо чем-то заняться.
    - Может, удастся уснуть?
    - Нет. Бесполезно все, - он отмахнулся. - Поеду в бассейн, потом, может, в зал. Но Вы то идите спать. Я Вас итак задержал. Просто… Ну, Вы же знаете, психологам тоже нужны психологи.
    Он вздохнул:
    - Я никому не рассказывал о Марине. Никогда за все эти годы. Мне это было важно. Спасибо, что выслушали меня.
    - Вам тоже спасибо.) За удивительную историю.
    «Интересно… Чем все закончится?» - подумала я, и добавила вслух:
    - Удачи сегодня Вам! Да и вобще удачи.)

    Прощаясь, он обещал позвонить, но не сдержал общения. Я больше не знаю о нем ничего. А жаль. Впрочем, это издержки профессии, всегда так бывает. К психологу обращаются, когда трудно. Когда хорошо, о нас забывают. Мы рядом в беде, но не в счастливые дни.
    Со времени нашего разговора, два года прошло уже. Но я вспоминаю о нем иногда и думаю: «Что было дальше? Остались ли вместе они?» Точно мы не узнаем. Но как бы там ни было, я уверена - все хорошо у него. Надеюсь, он получил, что хотел. Пусть будет счастлив.
    0
  • 2014-06-28 01:07 Имя: masha

    какая то концовка сбивчивая...не раскрыта история до конца мне кажется
    0

Добавить комментарий



Каптча: