Книги

Джо Сатриани и Стив Вай за одним столом - апрель 1990


Журнал Guitar World (США) апрель 1990г. автор: Alan Di Perna

Интервью с Джо Сатриани и Стивом Ваем

Они начинали свои отношения как учитель и ученик, как наставник и его протеже, и стали закадычными друзьями. Сегодня, Джо Сатриани и Стив Вай – гиганты сцены и все те же закадычные друзья.

Прежде чем Стив Вай и Джо Сатриани ворвутся на сцену Carl Place, на Лонг Айленде (Нью-Йорк), названного их вотчиной, место, где прошло отрочество двух монстров «интеллигентного нарезалова», этот пригородный район превращается в центр земли, для бесконечного числа гитаристов. Это не совпадение, что эти два человека встретились в одном и том же спальном, пригородном районе – Сатриани был первым гитарным учителем Вая и его как музыкальным, так и личным наставником, когда они еще были подростками.
В начале 1990, Guitar World решил встретится с двумя старыми друзьями и вспомнить первые года их карьеры и о дальнейшем творческом пути. Это было идеальное время для «саммита стальных струн», альбом Сатча Flying In A Blue Dream и первый диск Вая записанный с группой Whitesnake – Slip Of The Tongue, только что появились в продаже. Мы встретились в аппаратной домашней студии Вая на Голливудских Холмах, комфортабельном месте с домашней обстановкой, заполненной записывающей аппаратурой.

Пока мы ждали появление Джо, Стив рассказал о местечке Carl Place, и своей первой встрече со своим приятелем гитаристом. «В городе жила одна семья, чета Калавагнесов, и у них было семь или восемь детей. Один из старших играл в одной группе с Джо. Они играли ковер версии Led Zeppelin и прочий материал. Эта команда называлась Tarsus. И когда я сколотил группу со своим младшим братом, Барри, мы были этакими клонами этих ребят, только на 4 года позже. Мы даже назвали свою группу Sustrat, то есть Tarsus задом на перед. Потом переименовались в Rage. Джо научил нас всем песням из репертуара Tarsus. Мы часто выступали по местным клубам, и это было просто замечательно. С семьей Калавагнесов и их домом у меня также связано много воспоминаний. Именно там… ну вы понимаете, первые эксперименты с наркотиками, сексом и всем остальным, по молодости. Все это происходило в подвале дома Калвагнесов, это было такое жуткое место под большим домом в центре города. А за домом была школа и местная пиццерия. А потом там было целое море переживаний, о чем вам расскажет Джо».
И как специально, в этот момент в помещение вошел Джо, с гитарным кофром в руке. Стоя рядом друг с другом, Сатчь и Вай выглядели полными противоположностями. Джо был во всем черном, с головы до пят. Тихий и сосредоточенный человек, он излучал внутреннюю энергию, словно находился в эпицентре урагана. Стив был в разноцветном костюме свободного покроя, на голову выше своего бывшего учителя, и именно он говорил больше всех, но при этом всегда давал Сатчу вставить один-два комментария.

Стив: Я рассказывал о том, как Susrat были полной копией Tarsus – как мы косили под вашу группу. Помню как кто-то сказал мне, что перед каждым концертом, по утрам вы пили Кока-Колу и заедали все это дело яйцами, и мы начали проделывать тоже самое.

Джо: Здорово. Наверное, по этой причине его теперь воротит от всего этого. Это ж была старая, неправильная, вредоносная диета.

Значит, получается, что вы вдвоем никогда не играли в одной группе?

Джо: О, нет, в то время девятый и 11-тый класс школы, это было как «небо и земля».

Но вы же занимались вместе.

Стив: Да. Все началось с того, что Джо начал давать гитарные уроки моему другу, который жил в паре домов от меня. На самом деле, мой друг, как гитарист, уже что-то из себя представлял, и я решил, что это просто феноменально. А потом он предложил: «Послушай, тебе надо встретиться с моим преподавателем гитары, вот он реально умеет играть». Я не мог себе позволить оплатить занятия «в одно лицо», поэтому пошел не один, а со своим еще одним другом, и Джо учил нас обоих, одновременно.

И как долго продолжались ваши занятия?

Стив: Около года.

Джо: Я бы сказал, что это того стоило.

Комментарии:

  • 2014-05-29 15:02 Имя: dmitrij

    Джо: Я бы сказал, что это того стоило. Я точно не помню, когда же это случилось, но кажется припоминаю, что предлагал разделить наши занятия – в этом случае, все было бы гораздо продуктивней.

    Стив: Ну, естественно, ты бы заработал лишние пять баксов! (смеется) Я помню, мое первое занятие с Джо. У меня была с собой гитара и упаковка струн. На самом деле, до этого я никогда не играл на гитаре, не знал, как надо настраиваться, как натягивать струны, короче, ничего я не знал. Полный ноль.

    Джо: Ну, и естественно я тут же предложил: «Сочку глотнуть не желаешь? А яички как, не похаваешь?».

    Стив: «Опустись на время в «море переживаний» и закинься кислотой»…

    Джо: «Ну, да, побренчим бездумно несколько месяцев, а потом начнем изучать ноты и струны».

    Так что это за «Море Чувств» такое?

    Джо: Так называлось одна поляна, участок старой фермы, на котором построили три школы. Такое поле в ложбине похожее на высушенное озеро. Это было место, где ты начинал думать – изливать накопившиеся мысли и переживания. (обращается к Стиву) Должно быть я привел тебя туда однажды.

    Стив: Да, привез в своем Volkswagen. Мы просто катались и остановились там ненадолго. Тогда я еще побаивался Джо, ведь он был моим учителем. Сами понимаете, младшие всегда восхищаются старшими. Однажды, когда я играл в зале Nassau Coliseum, я сел на свой велосипед и проделал путь от «Клизея» до школы. Я реально побывал в своем первом классе, и надо сказать, что этот класс реально сохранился. Встретился с некоторыми учителями, знакомыми мне по начальной школе. Билл Уэсткот повлиял на нас обоих т. к. он был нашим учителем музыки в школе. Именно он научил Джо азам музыкальной теории, но в отличие от большинства музыкантов, он преподавал эту теорию, играя на своей гитаре. Многие музыканты, давая теоретические уроки, начнут рассказывать о построении композиции.

    Джо: Многие ученики нашего класса играли в местном оркестре, то есть их отдушиной по жизни была музыка. Тогда как я шел на репетицию и пытался врубиться как же играть Since I’ve been loving You, получив новую информацию о гаммах и прочем.

    Стив: Вот в этом и состояло наше отличие, как музыкантов. Я начал посещать теоретические занятия, но при этом относился к ним точно также как мальчишки из оркестра. Я начал заниматься с Джо и понял, что все знания полученные им от Уэсткота, он вложил в свою гитару, и можно сказать, что он передавал эти знания мне. Вот когда знания Уэсткотта очень даже пригодились. Надо сказать, что он был очень требовательным преподавателем, и вел уроки теории в двух классах: «Теория Один» и «Теория Два». И когда я занимался в классе «Теория Два», он заставлял меня писать по песне каждый день, причем расписывать все на бумаге, все ноты.

    Я как раз хотел поинтересоваться, сочиняли ли вы тогда свои собственные мелодии?

    Джо: О, да. Как только я разучил пресловутые «три аккорда», я взял и написал мелодию на эти самые три аккорда. Но когда начались занятия у Уэсткотта, он научил меня, как сочиняются произведения на любом инструменте. Тогда это была модная концепция. А еще он научил брать нотную тетрадку и сочинять по нотам при этом не задумываясь, что и как ты делаешь. Причем читать по нотам, что там навоял можно было только на следующий день. Все это делалось только для того, чтобы понять, какую же музыку ты можешь сочинять без применения физической силы, то есть без игры на самом инструменте, причем вне зависимости от изучения и освоения какого бы то ни было музыкального инструмента. И он сказал мне: «на выходе, может оказаться, что как гитарист ты не очень то и хорош. Ты можешь не быть таким же крутым как Хендрикс и кто бы то ни было. Но это еще не означает, что ты не умеешь сочинять хорошую музыку и при этом оставаться музыкантом». Конечно, тогда, скорее всего я что-то нагрубил ему в ответ, но вероятно потом я вышел в коридор и понял, что он прав, и это понимание отчасти помогло мне. Потому что мне приходится бороться со многими физическими барьерами, которые засели в моем теле. Так что я благодарен Господу за те урок
    0
  • 2014-05-29 15:02 Имя: dmitrij

    Так что я благодарен Господу за те уроки, ведь это была настоящая музыка, в своей чистой форме. Я научился думать об интеллекте и душе, а не о сухожилиях и мускулах.

    По теме музыкальных влияний, наверное, у вас обоих много общих гитарных героев?

    Стив: Уверен, что мы оба, в свое время фанатели от Хендрикса.

    Джо: Я был большим фанатом Джимми Пейджа.

    А как насчет менее признанных гитаристов? Роя Бакана, к примеру?

    Джо: Да, он привлек мое внимание, когда я был в том возрасте, когда все впитывал. Ритм его музыки в корне отличался от моего восприятия ритма. Его записи и композиции нравились мне не так как песни Хендрикса, Led Zeppelin и Black Sabbath, потому что я считал, что все они играют более естественно. Но я крайне впечатлен и даже сбит с толку его манерой исполнения. Только через несколько лет после знакомства с его творчеством, я наконец-то увидел его выступление по телевизору, прежде чем до меня дошло каким образом он добивается такого звучания. Мне кажется, что тогда меня поразила сама его личность. Как другой музыкант может играть с совершенно невообразимым звуком? Тогда как из моего усилителя, всегда лился однородный грохот.

    Стив: Я помню, что когда я только начал слушать Роя Бакана, увидел его фотку и подумал: «Ну почему, скажите на милость, все гитаристы хотят играть на Телекастерах?». Потому что я слушал все эти группы с глобальным гитарным звучанием. И для меня Телекастер всегда казался каким-то очень ранимым, незащищенным инструментом.

    Джо: И кто мне ответит, как это получилось у Пейджа? Причем я часто думаю об этом. То есть, Джимми играл на телекастерах на первых двух альбомах Zeppelin, Много телекастеров, причем это была модель Danelectro и Telecaster. Я видел одну из первых видео съемок Zeppelin, как они играли Whole Lotta Love. Пейдж использовал педаль «вау-вау» и может быть Echoplex. И больше никаких звуковых эффектов. Тогда эти ребята играли для аудитории человек 20-ть.

    Стив: Однако Бакан давал понимание, что для гитариста сачило играть на Телекастере. В конечном итоге я стал его поклонником. Я помню, как до меня дошло, что у него такое «голое» и чистое звучание, совершенно не похожее на мой звук или на звук гитаристов, которых я в то время слушал. А в то время я фанател от тех, кто играл на пределе громкости с максимальным искажением, причем до кучи еще и использовал море гитарных эффектов. И я понял, почему же этот парень играет именно на Телекастере. Я помню как он играл «If 16 was 9». Джо, ты слышал его версию?

    Джо: Нет.

    Стив: Он играет тот гитарный проход, который я, должно быть тысячу раз играл своим друзьям. И еще то соло. У его Телекастера был такой очень скрипучий тон, словно он продирался через это звучание. И потом он играет этот риф в конце. Просто тянет струну до пятого лада и чуть было не лажает; словно разваливается на части. И вдруг выдает этот супер скоростной, пронзительный риф. И я помню сказал: «Господи, это так классно. Он почти заставил меня поверить, что лажанулся». Это одна из причин его уникальности, как гитариста.

    Джо: Его игра была пронизана каким-то драматизмом.

    А что скажете о Эль Ди Меоле? Как вы понимаете, я стараюсь приводить примеры разных по стилю гитаристов.

    Джо: Он меня дико удивил. На самом деле, меня никогда не впечатляли те гитаристы, которые изменяли звучание своих инструментов до неузнаваемости при помощи точности исполнения, глушения струн и использования перкуссии. Но Ди Меола в этом плане был одним из первооткрывателей, на пару с МакЛафлиным и некоторыми другими. Мне казалось, что в своей игре они сочетают множество разных вещей. Ди Меола играл совершенно другую музыку, отличную от Хендрикса и Клэптона, но, однако же, можно было бы сказать, что он обладал похожей рок-н-ролльной чувственностью. Но я должен сказать, что я с большим трудом признался себе в этом, и понимаю, что никогда бы не сыграл, как это делал он. Наверное, он был первым музыкантом, заставившим меня понять, что я никогда не буду звучать как он, как эта личность. Он так явно демонстрирова
    0
  • 2014-05-29 15:44 Имя: dmitrij

    Наверное, он был первым музыкантом, заставившим меня понять, что я никогда не буду звучать как он, как эта личность. Он так явно демонстрировал свою технику исполнения, и с такой уверенностью в себе исполнял скоростные фрагменты. Что до меня дошло, что мне на себе такую маску не примерить (смеется).

    А что скажет Стив? Какое влияние оказали на тебя гитаристы умеющие смешивать различные музыкальные стили?

    Стив: Да, конечно, мне нравился Ди Меола, раз уж ты упомянул о нем. Впервые услышав его, я был поражен. Его гитарная техника по-настоящему впечатляла. Но я обнаружил, что его игре не достает истинной эмоциональности, когда он изгибал струны, играя тот или иной ход. Только играя в нью-йорском зале Ritz вместе с Френком Заппой, когда к нам присоединился Эл Ди Меола, только тогда я понял, какой же он талантливый «электрический» гитарист, а не просто акустический. В тот вечер он поднялся на сцену, достал свою гитару Les Paul, подключил ее в усилок Френка. Он даже ничего не отстраивал. Каждая его нота была словно взрыв атома. Он и его гитара были одним целым!

    А что скажете о блюзменах, таких как, скажем, Элмор Джеймс?

    Джо: Мне очень нравились устрашающие гитаристы, такие как Джон Ли Хукер. Когда я был еще мальчишкой, и рос в Carle Place, бывало включал поздно ночью пластинку Джона Ли Хукера и погружался в какую-то другую реальность. Причем старался прочувствовать музыку «всем нутром», потому что мне это очень нравилось. У меня до сих пор сохранились старые бобины с пленками, те записи, на которых я пытался играть супер медленно. Старался играть ноты с интервалами. По большому счету, первые три года моего освоения гитары, я не играл, а что-то там грохотал. На самом деле, я не врубался, что это такое я стараюсь играть, просто постоянно заполнял все эти пустоты.

    Стив: Ты словно бродил без цели.

    Джо: Да. Но при этом связь никогда не обрывается, ты стараешься что-то придумать другим способом.

    Стив: Я продолжаю бороться с этой проблемой (смеется).

    Джо: Так что я часто просто старался заполучить необходимое мне звучание, и мне нравилось то, что для этого есть всего лишь несколько нот. И мне нравится прогрессия I-IV-V. Я всегда ее играл и буду играть, даже если только было что-то напоминающее данную прогрессию. Джон Ли Хукер придумывает самые необычные прогрессии. А еще мне нравились арфисты. Мой брат увлекался исполнением блюзовых гармоний, так что я часто слышал эту музыку. А потом я начал слушать Джеймса Брауна, Слай Стоуна… мне нравились многие исполнители в стиле soul. Мне кажется, что это очень интересная музыка. И возможно аудитория реально слышит, как эта музыка выстреливает внутри них. Музыка скорее является катализатором для «музыки души», которая звучит в душе каждого человека во время прослушивания того или иного музыкального произведения. По крайней мере, я воспринимал это именно так. Если вы давали мне текст с лирикой одной из блюзовых песен – «Я бросил свою крошку, я бросил свою крошку, и сел на поезд, я бросил свою крошку» - да, соглашусь, может быть мне, 14-ти летнему пареньку, было сложно во все это врубится. Но, конечно, все дело было в звучании. Я мог слушать одну блюзовую пластинку часами и впитывать в себя одно звучание. Вибрацию.

    Стив: Если честно, то я никогда не увлекался серьезными блюзами. Никогда не слышал Джона Ли Хукера и прочих блюзовых гитаристов. Я слушал современных блюзменов, и мне было интересно то, как они выражали себя через блюз, и это всегда была музыка с более чистым звуком. Но как только я начал играть с Запой и он воскликнул: «Господи, ты же белый!». Он усадил меня и начал крутить какие-то древние, дикие блюзы, по типу Round Midnight и песни Джона «Гитара» Уатсона. Тогда мне было 22-23 года.

    Учитывая все эти влияния, что вы скажете о молодых гитаристах, которые «давят» на скорость и показуху?

    Стив: Для меня это какая-то ненормальность, ведь Джо играет также.

    Джо: На самом деле, он ненавидит мою игру.

    Стив: Да, верно. Я пришел сюда для того, чтобы рассказать, что Хендрикс и П
    0
  • 2014-05-29 16:05 Имя: dmitrij

    Стив: Да, верно. Я пришел сюда для того, чтобы рассказать, что Хендрикс и Пейдж больше всего повлияли на меня. А ведь когда-то я думал, что эти ребята ничто по сравнению с Джо. Я правда так думал.

    Джо: Я продолжаю его обрабатывать.

    Стив: Но что касается заданного вопроса: раньше, когда существовала такая мода, а именно мода на скоростных гитаристов, сформировалась совершенно новая школа на основе скоростного исполнения. Но когда Джо выпустил свой первый альбом, мне кажется, что мышление этих гитаристов начало меняться, они начали иначе относиться к скорости. Конечно, важно уметь играть быстро, но на этом «жизнь не заканчивается». Сегодня есть другие гитаристы способные оказывать точно такое же влияние. Например Стиви Рей Воен. Вот мы говорили о блюзе, и я совершенно не понимал эту музыку до тех пор, пока не услышал Стиви Рей Воена. То есть тот самый «блюз блюзов». Конечно, Хендрикс тоже играл свой замечательный блюз. Но Стиви Рей лично для меня является воплощением блюза. В плане исполнительского мастерства. Все альбомы Стиви – это истинный блюз, от начала и до конца. (обращается к Джо) Я помню, как ты мне рассказывал, когда еще давал гитарные уроки, что многие молодые студенты приносили с собой записи Стиви Рей Воена.

    Джо: Да, музыканты разных треш групп приносили с собой записи Стиви Рей Воена и Хендрикса, старые записи Пейджа, разные блюзы. Они пытались разгадать тайну построения этих нот, сдержанность подобного исполнения. Поэтому я соглашусь со Стивом. Мне кажется, что времена скоростных гитаристов канули в лету. Причем года два тому назад. Все это уже в прошлом.

    С Миком Джаггером и Дэвидом Ли Ротом, соответственно, вам обеим выпала возможность поработать со знаменитыми рок вокалистами, иконами. Вы когда-нибудь обменивались впечатлениями, кому как работалось?

    Джо: Это были две разные ситуации. Стив был музыкантом группы записавшей две очень популярных пластинки. Это была настоящая рок группа – маленький коллектив, который выходил на сцену и просто убивал. Я никогда не забуду то, как играл в группе Мика Джаггера, это была фантастика, но в этом было что-то еще, нечто большее. Это была не совсем группа, по сравнению с группой Дэвида Ли Рота. Мик как бы специально собрал под своим крылом компанию талантливых неудачников. Джаггер как бы задался целью собрать в одной группе музыкантов, не имевших ничего общего между собой, с единственной целью – посмотреть какой же беспредел у него в итоге получится. Сами концерты также были очень разные, понятно, что как Стив, так и я, играли разные роли. Я был гитаристом в группе с двумя клавишниками, иногда с двумя другими гитаристами, басистом и барабанщиком, 4-5 человек на подпевках, плюс перкуссия. Мы играли по 2,5 часа, начиная с песен начала 60-х и до современного репертуара. В то время как Дэвид Ли Рот выдавал что-то грандиозное и мощное. И если вы не слышали как играет Стив, то должно быть тупо впали в кому. Он играл гораздо убедительней меня.

    Стив: Да, нужно понимать, что подобные знаменитые лидер вокалисты, иконы, это странные по своей натуре люди, и их роднит эта странность. Вот уж не знаю, как Джо относится к Мику, но я прекрасно понимаю, что за личность Мик Джаггер. Когда вы работаете с вокалистами подобного статуса, существует определенная химия, источаемая из трещины в космических, адовых яиц. То есть эти люди – особенные.

    Попав в группы этих знаменитостей, вы одновременно попали в тень великих гитаристов прошлого. Сравнения Кейта Ричардса, Бека и Эдди Ван Халена просто неизбежны. Как вы со всем этим справлялись?

    Джо: Конечно, в группе Джаггера существовала своя, особая динамика. Я пришел в коллектив последним и сказал Мику, что не стану копировать соло, и при этом не собирался настраивать свой усилитель под определенные песни Te Rolling Stones. Мне кажется, Мик это прекрасно понимал, приглашая меня в свою команду. Я выступал в роли самого себя, лидер гитариста Джо Сатриани. Я просто дурачился играя свои песни, и в шоу Джаггера был у меня свой, сольный кусок – я играл Midnight и Satch Boogie, в зависимости от
    0
  • 2014-05-29 17:34 Имя: dmitrij

    Satch Boogie, в зависимости от того, каким было шоу. Так что все было немного иначе. Мне была дана полная свобода действий, и я мог сыграть определенно соло в точности как на пластинке. Но чаще, я этого просто не делал. Мик мог посмотреть на меня и воскликнуть: «О, нет! Играй что хочешь, но только не это соло!».

    А что скажет Стив?

    Стив: Я мог не беспокоится о своей роли «заменителя» Эдварда Ван Халена. Сами понимаете, ну кому это надо? Когда я получил эту работу, тут же понял, что меня будут сравнивать минут пять, а потом до слушателей и зрителей дойдет, что мы с Эдвардом совершенно разные музыканты. Что касается Рота, то он никогда мне не говорил: «Эдвард сыграл бы вот так!». В этом плане, Ли Рот меня вообще никак не ограничивал. Может только разок я спросил его: «А как здесь играл Эдди?», и он мог меня раскритиковать и т. д. Но я никогда не чувствовал никакого сравнения ни с ним, ни с его аудиторией. Надо сказать, что играть с Дэвидом, это мечта всей жизни для любого гитариста.

    Джо: Наверняка был концерт, когда нужно было срочно вызвать Дейва и спросить: «Дейв, где пленки?».

    Стив: Да, есть несколько диковатых песен. Но могу сказать, что в группе Ли Рота, визуальная сторона важнее всего. Потому что когда я стою на сцене и играю с таким музыкантом как Дэвид Ли Рот, я просто вынужден играть несколько ролей – артиста развлекательного жанра, гитариста и т. д. Я всю жизнь бьюсь для того, чтобы найти правильный баланс между игрой и гитарной техникой.

    Джо: Стив – ужасный актер. Так, а о чем мы говорим?

    Стив: Не надо прикидываться, что ты не понимаешь о чем речь. В живую, я лажаю безумно. Если начать разбирать мои концертные записи, то это что-то ужасное. Но энергетика и само концертное исполнение имеют огромное значение. Начинаешь играть и как бы сходишь с ума, получаешь от этого колоссальное удовольствие, и на лажи уже и внимания не обращаешь.

    Джо: Я отыграл огромное число концертов, на которых тупо стоял на месте, просто не смог бы пошевелится. Из-за огромного количества разных проводов и мониторов.

    Стив: Никогда не забуду как здорово я отыграл в зале Armadillo World Headquarters в Техасе, вместе с Заппой, когда мне было так хреново, что я буквально отрубался перед концертом. Два двух часовых концерта в 35-ти градусную жару на сцене без единого кондиционера! Я блевал прямо на сцене, и чуть было реально не обосрался там же. Но отжег тогда по полной.

    Джо: Потом зрители просили Стива проделывать это на каждом концерте. Эх, надо было ему заболеть дизентерией до конца того турне.

    Кстати, Джо, давай поговорим о приеме публики. Ты не считаешь, что такое разнообразие музыкальных стилей на твоем новом альбоме для некоторых твоих слушателей будет «уже слишком»?

    Джо: Я разрываюсь и должен ответить как отрицательно, так и утвердительно. Порою, мне хочется знать, поймут ли слушатели мою музыку; в другой раз я убеждал себя, что все они поймут т. к. я играю разнообразную музыку. Но все равно, в конечном итоге я думаю, что записал похожую пластинку. Мне нужно убедиться, что моя пластинка получилась, и уже другой вопрос понравится она кому-то или нет. Это моя пластинка. Сегодня среда, а что будет в четверг, посмотрим. Сегодня ведь среда, правда?

    Стив: Знаете, а я вот тут вспомнил один милый эпизод, связанный с Джо, и одно из самых больших вдохновений полученных мной от него. Но это никак не связано с музыкой. Я только что перешел в старшие классы, и помню как вышел из своего класса и пошел в душевую. В коридорах было так тихо, и вот я слышу как в одном из классов учитель орет: «Эй, ты, а ну поди сюда!». Надо сказать, что тогда Джо носил самый блинный хаер в мире! Он был таким странным парнем с выпученными глазами и вздыбленной копной волос. И вдруг я вижу как он выходит из класса, и всем своим видом посылает куда подальше какого-то учителя. Словно хочет сказать: «Да пошел ты…». И он просто прошел по коридору. И меня этот эпизод очень вдохновил и запомнился. Типичный Джо Сатриани. Никаких компромиссов.

    Джо: Я не раз
    0
  • 2014-05-29 18:45 Имя: dmitrij

    Джо: Я не раз выходил при полном молчании класса, и поэтому не могу сказать, из какого именно класса выходил тогда.

    Стив: Да, из-за этого меня чуть было не выгнали из школы.

    Значит, ты был классным бунтарем, Джо?

    Джо: Вероятно. Но скорее не бунтарем, а одиночкой.

    Стив: Да, бунтарем, но это был такой тихий бунт.

    А вы никогда не записывались вместе?

    Стив: У меня есть пленка с одной нашей, совместно записанной композицией, она называется «Reflections Of Year and a Half”.

    Джо: А когда это мы записывались?

    Стив: У тебя дома на твой маленький двух дорожечный магнитофончик. Ты давал мне очередной гитарный урок, мне было лет 13-14. Мне всегда хотелось что-нибудь записать с Джо, но сейчас наша карьера не позволит нам этого сделать из-за загруженности. Но когда-нибудь, когда все уляжется, мы встретимся и запишемся.

    Джо: Да, когда мы совершенно выйдем из моды, потеряем свою популярность. Наверное, мы встретимся (говорит старческим голосом) «О, Стив, а помнишь вот это старинный ход..».

    Стив: (глумливым голосом) «Давай назовем эту песню «Море Чувственности».

    Джо: Старческий парад.

    Стив: Однако, это будет круто. Я должен рассказать вам о том, как джемовал с Джо у него дома, когда еще брал гитарные уроки. Мы могли усесться и джемовать часами. Только слух и ваше воображение; тогда еще не было никаких фирм грамзаписи, ничего подобного.

    Джо: Настоящее самовыражение.

    Стив: Это был один из самых волнующих музыкальных опытов в моей жизни, и я хочу это повторить.

    Джо: Да, было бы мило попробовать это повторить. Но вместе с тем, ценность тех записей именно в спонтанности момента. Это была внутренняя, душевная потребность поделится своими чувствами.

    Стив: По мере развития наших карьер, как гитаристов, мы снова захотим сделать это спонтанно. А потом наступит подходящее время записать совместный альбом.

    А что же каждому из вас нравится в исполнительской манере другого?

    Джо: Я всегда думал, даже еще когда начал учить Стива, что в его руке есть парочка дополнительных мускулов! (смеется) Может быть пара дополнительных сухожилий. Или эти мускулы и сухожилия как-то лучше связаны с его мозгом. Но когда он играет, его техника и гитарное мышление связаны невероятным образом. В этом вся сила и влияние его исполнения. Я понимал его гитарное мышление лучше, чем кого бы то ни было из других гитаристов. Стив Вай – музыкант с большой буквы. Большинство воспринимает его строго как гитариста, и не видят и не слышат другие грани его таланта. Но я видел эти грани, я слышал это на записях.

    Стив: Огромное спасибо, Джо. У меня просто нет слов. Я готов отдать тебе свои «грани» и расскажу как они «грани» появились во мне. Спасибо, таких комплиментов мне еще никто не делал. У тебя все? Продолжай нахваливать, если хочешь.

    Джо: Еще должен сказать, что нас двоих объединяет некая сила, даже не смотря на то, что по ходу своих карьер мы годами не виделись друг с другом. Понятия не имею, в чем тут секрет, но когда играет Стив, я как бы получаю очередное послание, помимо того великолепного гитарного исполнения, которое слышат другие. Я понимаю то внутреннее послание которое Вай несет в своей музыке и в этом состоит притягательность его игры, лично для меня, и это нечто большее, чем гитара.

    Стив: Я давным-давно предрекал популярность Джо, и повторю это снова. Пока он занимается музыкой, я всегда буду вдохновляться его игрой. Для меня его игра воплощает в себе истинную преданность музыки. Преданность с его фирменной интуицией. И так было всегда. То, как Джо раскрывает себя в звуках. В его позиции, в том, что он может выйти из класса и ему по барабану, что его отчислят. И такая позиция чувствуется в его игре. Я никогда не скажу: «Ух ты, Джо Сатриани так классно делает вибрато, я так никогда не смогу» или «Он в любой момент может сыграть так мелодично, как ему хочется». Это было не важно. Все это конечно так. Все это важно, и составляет общее представление о нем. Джо воплощает для меня музыкальность особого ро
    0
  • 2014-05-30 02:25 Имя: dmitrij

    Джо воплощает для меня музыкальность особого рода. Я считаю, что мое собственное творчество не сравнимо с музыкальностью, которую излучает Джо. Он всегда был прежде всего музыкантом, а не просто гитаристом.

    Джо: Блин, я в шоке, Стив.

    Перевод - Дмитрий Doomwatcher Бравый 19.06.10
    0
  • 2014-05-30 06:01 Имя: denis

    Огромное спасибо! Интереснейшее интервью)
    0
  • 2014-05-30 07:48 Имя: dmitrij

    Не вопрос. Есть еще одно. Тоже Стив и Джо. За 2007 год. Думаю, не менее интересное.
    0
  • 2014-05-30 13:41 Имя: aleksand

    Да, два брата - акробата) С индивидуальной манерой игры)
    0
  • 2014-05-30 19:26 Имя: dmitrij

    Определенно.
    0
  • 2014-05-30 20:50 Имя: mihail

    Два друга вспоминают прошлое и нахваливают друг друга, вот краткое содержание этого интервью:))) Ну им есть, что вспомнить, и за что похвалить:))
    0
  • 2014-05-30 22:20 Имя: dmitrij

    И про музыку тоже не забывают. Надо отметить.
    0
  • 2014-05-31 02:54 Имя: aleksand

    Про музыку не забывают, и про карьеру тоже)
    0
  • 2014-05-31 03:34 Имя: dmitrij

    Это радует.
    0
  • 2014-05-31 05:23 Имя: aleksej

    Спасибо вам Дмитрий за вашу работу и эти прекрасные интервью!
    0
  • 2014-05-31 06:30 Имя: dmitrij

    Спасибо и тебе, Алеша. Читай в кайф!
    0
  • 2014-05-31 07:28 Имя: anna

    Да, оно клёвое ) Спасибо )
    0
  • 2014-05-31 09:11 Имя: dmitrij

    Оно? Кто Оно?
    Все равно спасибо.
    0
  • 2014-05-31 13:43 Имя: maksim

    Спасибо,очень интересно)
    Но мне кажется,что Стив Вай слегка унылый..(
    0
  • 2014-05-31 16:36 Имя: dmitrij

    Нет, он просто "суховатей". Характер строже, может быть.
    0
  • 2014-05-31 20:53 Имя: evgenij

    Спасибо!! Особенно интересно было узнать об их учителе музыки... записывать ноты на бумагу, а завтра воспроизвести на инструменте, интересно!
    0
  • 2014-05-31 22:42 Имя: dmitrij

    Определенно интересно.
    0

Добавить комментарий



Каптча: