Книги

«Точка невозврата есенинских мест еще не пройдена»


Нерегулируемая застройка и пробелы в законодательстве угрожают потерей исторического облика родного села Сергея Есенина и других исторических памятников

«Точка невозврата есенинских мест еще не пройдена»

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Давашкин

Село Константиново в Рязанской области — малая родина Сергея Есенина, в самом центре его ныне расположен музей поэта. Причем не просто музей, а музей-заповедник, так как к достопримечательностям, имеющим отношение к Есенину, отнесены не только сохранившиеся или восстановленные строения, имеющие отношение к именитому уроженцу здешних мест, но и ландшафт.

— По большому счету этот вид на реку Оку и ее берега и есть наша главная экспозиция. Здесь всё осталось таким же, как и при жизни Сергея Александровича. Эти пригорки, эти два поворота реки. Даже та небольшая плотина. Ее строили в 1912 году, и Есенин писал о строительстве в своих письмах, — стоя под внезапным майским снегом, говорит глава отдела маркетинга и связей с общественностью музея-заповедника Ирина Агапова.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Давашкин

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Давашкин

Музейный маркетолог — в первую очередь музейный и лишь потом маркетолог. Ирина страницами цитирует по памяти Есенина, гладит высаженное поэтом дерево, называя его при этом «наш тополь», и тяжело вздыхает при вопросе о некоторых жителях села, которые строят коттеджи, нарушающие исторический облик Константиново.

Собственно, большая часть села непосредственно к заповеднику не относится. На заповедных землях разместились восстановленные сельская школа поэта, его родной дом, домик сельского священника и уцелевшая помещичья усадьба Кашиной с аллеями и парком. Но почти все окрестности заповедника входят если не в охранную, то в зону регулируемой застройки или охраняемого природного ландшафта. Правила пользования этими зонами не такие строгие, как в случае с заповедником, но тоже довольно жесткие. Так, музей через суд добился приостановки строительства и сноса здания, расположенного в сотнях метров от заповедника на другом берегу Оки. Основание для сноса — нарушает исторический ландшафт места. Грубо говоря, при Есенине тут никакого дома не было и сейчас быть не должно.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Давашкин

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Давашкин

И таких судов идет немало. Самый громкий из них касается новостройки, возведенной сразу за домом священника Смирнова, крестившего поэта и долгие годы поддерживавшего с ним дружескую связь. Купившие участок в Константиново москвичи построили коттедж, буквально нависающий над восстановленной избой сельского батюшки. Понятно, что яркое строение из современных материалов никак не вписывается в исторический облик села, и именно на этом основании музей выиграл суд против домовладельцев, обязав их снести коттедж или перестроить его. Но дом до сих пор стоит.

Корреспондент "Известий" Юрий Мацарский (слева) и директор музея Борис Иогансон (справа)

Корреспондент "Известий" Юрий Мацарский (слева) и директор музея Борис Иогансон (справа)

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Давашкин

Борис Иогансон в рабочем кабинете

Борис Иогансон в рабочем кабинете

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Давашкин

— Ждем. Если в июле не начнут наши соседи решать вопрос, будем обращаться к судебным приставам, — объясняет директор музея Борис Иогансон. — Мне проще, чем предыдущим директорам. Они были местными и как-то по-свойски решали проектные вопросы, тем более что до 2009 года музей-заповедник имел право принимать участие в процессе согласования сельской застройки. Я вообще считаю, что надо принять единый регламент застройки здесь. Может, даже разработать несколько вариантов готовых проектов, на основании которых только и можно будет проводить строительство. Включить в список разрешенных проекты подороже и подешевле. Чтобы каждый мог по своему кошельку выбрать. А то строят тут кто во что горазд.

По словам Иогансона, дома, которые потом суды требуют снести, появляются в есенинских местах в первую очередь из-за несовершенства законодательства.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Давашкин

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Давашкин

Отчасти сохранению есенинских мест помогло вышедшее в 2006 году постановление правительства Рязанской области, установившее границы музея, но лишь отчасти. Дело в том, что территорией музея в нем объявлены 37,7 тыс. га земли на территории сразу двух районов региона —  Рыбновского и Клепиковского. При этом документ не конкретен, в нем отсутствуют точные координаты характерных (поворотных) точек, границ охранных зон, из-за чего постоянно возникают вопросы у проживающих на охраняемой территории людей. 

Но теперь, обещает министр культуры и туризма Рязанской области Виталий Попов, положение изменится.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Давашкин

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Давашкин

— При губернаторе области создана рабочая группа, в состав которой вошли общественники, историки, краеведы, музейные работники. Главный результат на сегодняшний день — выявление достопримечательного места «Есенинская Русь». Границы его будут соответствовать тем, что были установлены постановлением 2006 года, но будут уточнены предмет охраны, режимы использования земель и градостроительных регламентов, — пояснил министр.

По его словам, в непосредственной близости к музейным постройкам по-прежнему нельзя будет строить высотные коттеджи, только реплики старых архитектурных форм. На окраинах села требования не такие жесткие, но строительство домов, диссонирующих с окружающим ландшафтом, нарушающих облик и характер традиционной исторической застройки, также будет недопустимо.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Давашкин

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Давашкин

— Понятно, что полностью воссоздать облик села, каким оно было в конце XIX — начале XX века, уже не получится. Если посмотреть на фотографии тех времен, то мы увидим там покосившиеся избы, частоколы. Разумеется, сейчас люди в таких домах жить не будут. Но «вилл» тоже здесь быть не должно. И мы активно контролируем ситуацию, еженедельно проводим мониторинг охраняемых есенинских мест. Есть прецеденты остановки строительства на фазе котлована, факты сноса уже построенных частей домов, — говорит Виталий Попов.

По его словам, идея директора Иогансона о нескольких вариантах готовых проектов разрешенных к строительству зданий не так уж утопична и уже реализуется в музее-заповеднике другого русского классика — в усадьбе Льва Толстого «Ясная Поляна».

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Давашкин

— Пора активно браться за дело.  К счастью, точка невозврата еще не пройдена и есенинские места по-прежнему привлекают сотни тысяч посетителей, — считает Борис Иогансон.

Он уверен, что новый статус — «достопримечательное место», с четким регламентом всех возможных изменений в каждой из его точек, — не только сохранит есенинские места, но и облегчит жизнь селянам. Ведь сейчас, в ситуации правовой неопределенности, даже уже идущее строительство гидроузла, предназначенного для обеспечения водой в том числе музея в Константиново, может быть признано противоправным. Более того, даже площадь кладбища на законных основаниях расширить нельзя.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Давашкин

Комментарии:

Добавить комментарий



Каптча: