Книги

Музей Есенина под Рязанью получит новый статус


Все музеи-заповедники в наше время счастливы и несчастливы одинаково. Иногда о неприкосновенности их охранных зон вынужден напоминать губернаторам президент страны - как это и случилось недавно с музеем-заповедником Сергея Есенина в Рязанской области. В воскресенье - международный день музеев, но и праздник - не повод забывать о проблемах…

Коттеджи, "ломающие" ландшафт, - не такая уж невидаль. Для заповедных российских территорий они давно - головная боль. Тянутся люди к прекрасному - так сильно, что прекрасное часто теряется в пейзажах среди новостроек… Насколько все "критично" здесь, в есенинских местах? По словам директора музея-заповедника Сергея Есенина Бориса Иогансона, "точка невозврата в разрушении исторической застройки села Константиново еще не пройдена". Борис Игоревич аккуратно уточняет: "Если бы можно было со временем участки, скажем так, "испорченные" новыми сооружениями, привести в соответствие с законом, это уже был бы прогресс".

 Фото: Михаил Климентьев/ РИА Новости www.ria.ru
  • Путин потребовал от рязанского губернатора защитить Константиново

Что касается достижений музея, то среди них и то, что музей завершил "работы по межеванию, оформлению дел земельных участков, государственному кадастровому учету и регистрации права". Иначе говоря, границы музея-заповедника, охранные зоны и режим их использования четко определены и юридически закреплены. Министерство культуры и туризма Рязанской области разрабатывает проект придания статуса "достопримечательного места" объектам культурного наследия, связанным с именем Есенина. В рабочую группу входит и директор музея-заповедника: "Рассматриваются все места, связанные с жизнью Есенина в этих краях, в частности, границы территорий сел Пощупово, Новоселки, Вакино, Костино... Думаю, скоро мы свои предложения оформим и передадим на рассмотрение губернатору".

Для музея-заповедника Сергея Есенина делается действительно много, не устает подчеркивать директор Борис Иогансон. Ему виднее. Но очевидно и то, что у музея-заповедника, подчиненного региональным властям, не слишком много рычагов влияния на ситуацию. Как влиять на учредителя, который назначает директора и обеспечивает финансирование? А в качестве учредителя выступает областное министерство культуры и туризма. Что касается полномочий собственника имущества - они у министерства имущественных и земельных отношений области… Насколько гротескной может быть ситуация, показали события прошлого года.

В апреле 2013 года правительство Рязанской области приняло постановление о границах зон охраны территорий памятника, режиме использования земель и регламенте строительства в этих зонах. Над этим проектом работал музей, исследователи, проводившие государственную историко-культурную экспертизу, министерство культуры РФ. Под этот проект музеем разработана стратегия развития до 2020 года, ее приняли прошлой осенью, 22 ноября. Хорошая стратегия, кстати, умная и современная. Но в конце декабря, то есть буквально через месяц, областное министерство культуры вдруг объявило о новом проекте охранных зон, по которому почти все село Константиново переходило в зону регулируемой застройки, а охранная зона уменьшалась в семь раз. Фактически проект сводил музей-заповедник к скромному литературно-мемориальному музею районного масштаба. По крайней мере, на такую стратегию, выходило, ориентируется рязанский министр культуры (уже бывший) Галина Соколова. Она объясняла в интервью все просто: корректировать надо не "сложившееся землепользование", противоречащее закону, - а сам закон. Это же и есть забота о скромных местных жителях! Тех, что строят в Константиново, в охранной зоне, огромные особняки.

 Фото: Михеев Сергей / РГ
  • На сайте "РГ" публикуется проект "Основ государственной культурной политики"

Один такой "вопиющий случай" Борис Иогансон вспоминает деликатно, не называя фамилий: "Рядом с нашими объектами - усадьбой родителей Есенина и домом священника Смирнова один персонаж нарисовал даже не особняк, но неудобоваримое нечто, явно диссонирующее с исторической застройкой. Но суд принял для нас положительное решение - он должен привести дом в соответствие с исторической застройкой до июля. Если нет, то служба судебных приставов должна его принудить".

Каким образом будет осуществляться принуждение, это отдельный вопрос. Но одинок ли этот гражданин? Неужто ради него одного (или даже нескольких его собратьев) рязанский минкульт в пожарном темпе разрабатывал проект перекройки охранных зон музея-заповедника? Все-таки, житейская смекалка и опыт подсказывали многим: за историей скоропалительного изменения охранных зон музея-заповедника Есенина просматривались интересы и местных элит, и местных властей, и застройщиков с риэлторами. Да что там, среди покупателей здешней земли и недвижимости нетрудно обнаружить и влиятельных москвичей. Схемы эти - секрет Полишинеля, работают они всюду весьма эффективно. Насколько эффективно, что без вмешательства президента - никак.

Впрочем… Еще зимой губернатор отменил пресловутое постановление правительства области № 478 от 30 декабря 2013 года. Казалось бы, проблема была решена. Об этом мы поговорили с Андреем Петруцким, членом президиума рязанского отделения ВООПИК, физиком по образованию, экологом по призванию. Он, кстати, входит в рабочую группу по вопросам разработки и принятия проектов зон охраны культурного наследия региона.

Точка зрения

Почему вопрос всплыл опять - губернатор ведь давно отменил постановление, изменяющее границы охранных территорий?

Андрей Петруцкий: Но решение отменено не со дня принятия постановления 30 декабря, а с 6 февраля 2014 года. 36 дней не действовали зоны охраны, и в это время можно было оформить документы на строения. Важно отменить решение именно с 30 декабря. Мы отправляли запрос главе администрации Рыбновского района: выдавали ли они в это время разрешения на строительство? Ответили, что выдавали.

Выходит, те, кто успел получить разрешение на строительство, рискуют деньгами?

Андрей Петруцкий: Если они успели оформить документы в этот период, то суд ничего не сделает. Хотя сейчас, когда восстановлены зоны охраны, риск, конечно, есть. В том смысле, что строить многоэтажные особняки с глухими заборами - рискованно. Кто будет принимать в эксплуатацию эти строения? Но можно отдыхать на этой земле, деревянные строения возводить.

А коттеджные поселки по-прежнему строятся? Под них большие территории отведены?

 Фото: Сергей Михеев/РГ
  • В Москве после реконструкции откроется дом-музей Михаила Лермонтова

Андрей Петруцкий: Не маленькие. Понимаете, в охранной зоне с 2006 года ничего нельзя было строить. Можно было заниматься только сельским хозяйством. Местные жители продавали землю. Конечно, если зона охраны природного ландшафта была бы убрана, то цены на землю резко бы выросли. Но это не только у нас - это общий сюжет.

Как же можно строить коттеджные поселки в зоне охраняемого ландшафта?

Андрей Петруцкий: Сельским поселениям дали права самим принимать генплан и включать сельскохозяйственные земли в состав поселений. Теперь они расширяют свои границы.

В том числе за счет зон охраняемого ландшафта?

Андрей Петруцкий: У многих другого ландшафта вокруг, считайте, и нет.

Получается, что поселковые администрации имеют это право по закону?

Андрей Петруцкий: С одной стороны, да. Но с другой стороны, они забывают, что действует закон об охране культурного наследия. Общественность пыталась вмешаться, но ответ был, фигурально выражаясь, - сами с усами.

Поселения расширяют границы за счет охранных зон, после чего земля продается под коттеджи?

Андрей Петруцкий: Верно. Человек покупает землю, в кадастровом паспорте написано, что у него земля в населенном пункте под индивидуальное жилищное строительство. Все. Фактически нарушен закон об охране культурного наследия, но нарушен в момент, когда расширялись границы населенных пунктов. Не может же федеральная власть уследить за каждым поселком.

Долго продолжалось расширение границ поселений?

Андрей Петруцкий: Насколько я знаю, в 2013 году…

В апреле 2013-го были утверждены охранные зоны, но уже в декабре областное министерство культуры предложило их пересмотр…

Андрей Петруцкий: Получается, так. Это была бы легализация уничтожения Есенинского края. Я же говорю, почти чудо, что президент успел вмешаться.

Прямая речь

Владимир Толстой,  советник президента РФ, секретарь Совета по культуре и искусству, о статусе "достопримечательного места”: Статус "достопримечательного места" введен в закон об объектах культурного наследия в 2013. Закон выделяет три типа таких объектов: памятники, ансамбли и достопримечательные места. К последним, в частности, относят культурные и природные ландшафты, связанные с жизнью выдающихся исторических личностей. В числе первых этот статус получила "Ясная Поляна". Но кроме статуса, чрезвычайно важен режим использования земли и регламент строительства. Здесь уже в каждом отдельном случае надо смотреть документы министерства культуры по этому поводу.

Предыдущий министр культуры Рязанской области пыталась сократить охраняемую территорию музея-заповедника Сергея Есенина в 7 раз. Сейчас исходный статус кво будет возвращен. Следующий шаг - утвердить границы охранных зон и режим содержания. Их разрабатывают местные власти. Но эти проекты должны быть согласованы с федеральным министерством культуры, с департаментом культурного наследия. Думаю, после вмешательства президента все меры будут направлены на максимальное сохранение есенинских мест.

Цифры

  • 25, 33 га - закреплено за музеем-заповедника Сергея Есенина в селе Константиново и его отделе в городе Спас-Клепики
  • 60, 55 га - общая площадь музея-заповедника Сергея Есенина
  • 36 700 га - зона охраняемого природного ландшафта.
Источник - http://rg.ru/tema/kultura

Комментарии:

Добавить комментарий



Каптча: