Книги

Ирину Макарову огорчило состояние воронежской культуры


На 20-летний юбилей творческой деятельности знаменитой уроженки Воронежа, солистки Большого театра и обладательницы "Золотой маски" Ирины Макаровой в наш город съехались именитые оперные певцы. После репетиции концерта, который состоится 18 мая, мы поговорили о трещинах в Воронежском театре оперы и балета и искусстве в провинции.

Наблюдать за репетицией - совсем не то, что чинно сидеть на концерте. Здесь нет длинных платьев и тугих галстуков. Здесь певцы распеваются на соседнем с тобой сиденье, а дирижер вслух говорит оркестру все, что думает. Вот только артисты на сцене такие же собранные, с горящими глазами, готовые тут же зажечь своей страстью зал.

Певица

Юбилейный концерт Ирины Макаровой под названием "Ее Величество Опера" соберет на одной сцене целое созвездие оперных певцов. Идея провести концерт в Воронеже возникла у певицы в марте, ее поддержал губернатор Алексей Гордеев. Сама программа составлена из произведений из репертуара Макаровой, которые еще никогда не звучали на сцене Воронежского театра оперы и балета.

 Фото: Сергей Михеев/РГ
  • Большой театр объявил планы на следующий сезон

- Такие оперные концерты могли бы стать хорошей воронежской традицией. Что вы скажете о возможности продолжении проекта?

Ирина Макарова: Все масштабные проекты связаны с финансированием. Театр оперы и балета финансируется грустно. Мы надеемся, что у властей дойдут руки не только до Камерного театра, но и до оперного. Концертного зала для классических оркестров в городе, как мы знаем, тоже нет. Об этом надо кричать, стучать, говорить. Для проведения масштабных мероприятий нужны хорошие площадки с необходимым оборудованием. Нам пришлось приглашать и звук, и свет. Было бы проще, если бы театр все это уже имел.

- Вы начинали работать в Воронеже 20 лет назад. Как изменилась ситуация с оперой за это время?

Ирина Макарова: Я в Воронеже не живу уже 13 лет. Но периодически вижу, что отношение к культуре по остаточному принципу осталось, меня это огорчает. Культура - это та область, которую невозможно оставить без внимания, ей нужно много помогать. Об этом нужно говорить и искать эту поддержку. Есть Большой театр с дотациями, попечительским советом, друзьями оперы, которые ей помогают. Можно и здесь искать таких людей. Есть еще проблема инерции зрителя. Мы собираем концерт. Нужна реклама и пиар. Не хватает людей, которые бы могли заинтересовывать. Один человек в театре не может охватить такой объем.

Дирижер

Александр Анисимов без устали работал с Воронежским симфоническим оркестром в течение четырех часов подряд. Спрашивал, почему опаздывает кларнет. Объяснял, какую струну зажать. Злился и признавался в любви. "Маэстро от бога" - так представила Ирина Макарова дирижера концерта Александра Анисимова.

 Фото: Malin Arnesson/malmoopera.se
  • Дмитрий Бертман поставил оперу "Кавалер розы" в Швеции

- Александр Михайлович, как вы считаете, что нужно делать, чтобы классика стала более популярной?

Александр Анисимов: Во-первых, надо говорить огромное спасибо тем, кто делает такие акции, как сегодняшняя. Ирина может сделать для своего города то, что ему очень необходимо. А именно привлечь внимание и показать, что опера достойна того, чтобы на нее ломились залы. Чтобы публика понимала, что есть на свете не только чемпионат мира по хоккею, но и музыка Верди и Чайковского. Эта программа может стать стартом целого движения. Сегодня сюда приедут одни певцы, в следующем году - другие. Надо, чтобы этот театр возрождался, чтобы он был любим городом, чтобы здесь звучала музыка.

- Наш театр оперы и балета переживает не лучшие времена. Что бы вы посоветовали сделать для его возрождения?

Александр Анисимов: Я предлагаю открыть центральную дверь. А не мелкую щелку сбоку. Сделать реконструкцию театра. Мы были в двух воронежских роскошных храмах. Нашлись же на это деньги, нашлась поддержка. Театр - это тоже храм, храм искусства. Посмотрите на реконструкции театров в Минске, Самаре, Казани, Екатеринбурге. Этим нужно заниматься. Наш проект должен помочь привлечь внимание к театру.

Солист

Константин Андреев, солист Одесского театра оперы и балета, только прилетел из жаркого Мадрида в не менее жаркий Воронеж. Обаятельный одессит, он в перерывах болтает с вахтершами об искусстве и с телевизионными операторами об объективах камер. Ему интересно все в мире, который он почти весь объездил.

Алена Михайлова с семьей до теракта. Фото: Из личного архива
  • Алена Михайлова: Через 11 лет я досмотрела "Норд-Ост" до конца!

- Я был почти везде, но ничего не видел. Работа отнимает все время, - грустно замечает Константин.

Работа - это гастроли по самым известным сценическим площадкам мира в Вашингтоне, Мадриде, Мачерате, Лондоне. Как певцу из Одессы удалось спеть на одной сцене с Пласидо Доминго? В чем секрет успеха?

Константин Андреев: Секрета успеха нет. Это просто судьба. Так бывает, как будто тебя направляет кто-то. Сначала я уехал в Москву в Новую Оперу, затем три года учился в Италии, после уехал в Испанию - жил там тринадцать лет. На одном из конкурсов познакомился с Пласидо Доминго. С тех пор иногда он приглашал меня на концерты.

- Вы исполняете классические арии - Фауста, Вертера, Германа из "Пиковой дамы". Как вы относитесь к новаторским оперным постановкам?

Константин Андреев: Я против спектаклей ради эпатажа. Есть моменты, когда модерн в оперном спектакле удачен. Время меняется, и опера, как искусство живое, тоже меняется. "Аиду" можно приспособить и к нашему времени. Но есть такие модернистские произведения, которые не настолько понятны нашему зрителю. Например, я видел спектакль, в котором на сцене декорациями служили кучи мусора. А сама постановка о том, как Америку строили на мусоре. Это шокирует, но это некрасиво. И сама палитра музыкальная непонятна - она не классическая, не романтическая. Я такую музыку не понимаю. Я хочу идти в театр, чтобы увидеть там что-то красивое.

- Как Вы считаете, в чем причина непопулярности оперных театров в провинциальных городах?

Константин Андреев: Плохая реклама. Опера - очень древнее искусство. Оно создавалось для королей и богатых людей. Оно было роскошным. Сейчас мы все наблюдаем, что театры, в основном, обветшалые. Нужно заниматься рекламой, и люди пойдут. Помимо образования, людям необходимо дать хорошую зарплату, чтобы они ни в чем не нуждались и могли тратить деньги на приобщение к искусству. В культуру надо вкладывать большие деньги. К сожалению, сейчас больше вкладывают в футбол. А о культуре высокого уровня забывают.

Тенор

Тенор Олег Долгов имеет за плечами не один десяток концертов и ролей в оперных спектаклях. Но певческую карьеру он начал довольно поздно - в 21 год. А до этого мечтал стать художником. Его картины сейчас находятся в частных коллекциях в США и даже Камбоджи.

 Фото: Виталий Полозов/ РГ
  • В Тамбове показали "Цирк судьбы"

Олег Долгов: Я не собирался заниматься музыкой, хотел поступать в Суриковский институт, но не поступил и начал заниматься вокалом в Брянске. Если попасть к хорошему педагогу, который может развернуть на 180 градусов. Буквально, за полгода меня переориентировали совсем в другой вид искусства.

- Многие ваши партии Вы поете на русском языке. Как европейские залы воспринимают оперу на русском?

Олег Долгов: Однажды мы выступали в Германии с оркестром народных инструментов. Удивительно, мы исполняли простые песни - "Звенит колокольчик", например - но люди выходили из зала заплаканные, благодарили. Это музыка от сердца, здесь даже не надо никакого перевода. Русская музыка и пение, как народное, так и оперное, близко всем. Во многих странах с успехом идет "Евгений Онегин", "Пиковая дама", "Иоланта". Но самый вокальный язык - итальянский. Итальянским певцам, кстати, очень сложно исполнять на русском. Даже известные арии поют с большими ошибками, с большим трудом.

- Опера считается высоким жанром, зрелищем не для всех. Стоит ли навязывать ее массам?

Олег Долгов: Я не считаю оперу элитным жанром искусства. В той же Италии есть театры, куда меньше вашего. Люди после работы могут пойти и смотреть спектакль. У них любовь к футболу такая же сильная, как любовь к опере. Например, Пласидо Доминго - фанат футбола. Во время спектаклей, когда шли футбольные матчи, он в репликах мог передавать счет. Эти костюмы, эта роскошь должна быть в театрах. Человек должен отдыхать в театре от негатива жизни.

- Как в других странах решается проблема низкой популярности оперы в провинции? Стоит ли нам перенимать этот опыт?

Олег Долгов: Вообще, опера считается убыточным предприятием. Большие и маленькие театры за границей существуют, в основном, на спонсорские пожертвования. Помогать оперному искусству почетно. В Италии это взращивается с самого детства. Эту мысль надо воспитывать в среде обеспеченных людей. Театрам нужна хорошая реклама. Премьеру спектакля хорошо бы рекламировать по телевидению и радио не только в этом городе, но и в других городах и странах. У нас только крупные театры могут этим заниматься. Государство не может себе позволить содержать все. Надо искать меценатов. Как бы тяжело стране не было, все равно искусство помогает человеку. После спектакля выходишь уже совсем другим. Это душа. О душе надо заботиться.

Источник - http://rg.ru/tema/kultura

Комментарии:

Добавить комментарий



Каптча: